Как предотвратить "утечку мозгов"?

Как предотвратить "утечку мозгов"?

Недавно мой друг поделился со мной ссылкой на довольно любопытный во всех отношениях ролик. Он представляет собой четырехминутные рассуждения господина Грефа на тему «утечки мозгов» и развития науки в России. В ходе своих рассуждений он пытается найти ответ на вопрос: смогут ли российские компании стать технологическими лидерами в будущем или нет. Место действия, к слову, весьма характерное. Чтобы не пересказывать содержание и перейти сразу к обсуждению, предлагаю ознакомиться с роликом, который набрал, к слову, порядка 230 000 просмотров.

Господин Греф, безусловно, прав в том, что нам необходимо работать с организацией процесса научной деятельности. Если ее эффективность снижают плохо организованные процессы, например, заказа и получения реагентов, их оптимизация – вполне очевидная и посильная задача. На начальном этапе работы необходимо будет создать текущую карту процесса, определить критические точки, которые обязательны к выполнению. Далее выяснить, какие шаги оказывают наибольшее негативное влияние на эффективность процесса в целом и, обладая этой информацией, разработать план по их оптимизации. Ничего сверхсложного в такой задаче нет.

Господин Греф, безусловно, прав в том, что неплохо бы получать обратную связь от ученых, работающих в России. О степени удовлетворенности их текущей деятельностью, предложениях по улучшениям, что, кстати, поможет выявить наиболее неэффективные процессы. Правда, желательно, это делать не в тот момент, когда они покидают страну, а несколько раньше, чтобы постараться избежать их отъезда заграницу.

Господин Греф, безусловно, не прав в том, что экстраполирует одну историю, рассказанную одной девушкой на всю систему. Делать какие-то выводы на основании трехминутного рассказа абсолютно контрпродуктивно. Как минимум, он описывает просто частный случай, Статистики, как сам господин Греф сказал, у нас нет. Насколько характерен пример конкретной девушки для нашей реальности? Какова степень ее искренности? А может она просто-напросто врет? И уехала она из-за денег. Или климат ей в Силиконовой Долине нравится больше. Или считает, что неважно, где заниматься наукой, все равно это вклад в общее развитие человечества. Не стоит озвучивать непроверенную информацию и выдавать ее за описание проблематики, по которой государство должно вроде бы предпринять меры для улучшения ситуации с «утечкой мозгов». Подводя итог выступления господина Грефа: основные проблемы нашей науки – организационные. Решим их – и Россия станет флагманом инноваций.

На мой взгляд, для того, чтобы понять причину, почему ученые уезжают на запад, почему последние 300 лет российская наука все время находится в «догоняющем» состоянии, гораздо принципиальнее ответить на другой вопрос, который господин Греф обходит стороной. Чем является для нас знание, полученное в ходе научной деятельности?Как выстроена система научной деятельности в России?

Существует глобалисткий подход, продвигаемый в основном западными странами. Он заключается в том, что научное знание – есть общечеловеческая ценность, что оно самоценно само по себе.

Понятно, кто является основным бенефициаром данного подхода. Если научное знание – это ценность сама по себе, тогда абсолютно не важно, в каком государстве оно получено. В этом случае, ученому имеет смысл перебираться туда, где есть возможность получить максимально комфортные условия работы, самое современное оборудование и лучшее финансирование – то есть на запад. Оставаясь в рамках глобалистского подхода «утечку мозгов» из России предотвратить в принципе невозможно.

При этом, во многом современная российская наука – производная от науки западной. Эта ситуация сложилась довольно давно, еще в XVIII веке, когда Петр I был вынужден импортировать западную научную систему в силу драматического технического отставания Российской Империи от Западной Европы. При этом понятно, что копия будет работать всегда хуже оригинала (и это без учета разницы экономических потенциалов, например, СССР и США), т.к. не обладает всеми его исходными свойствами, в том числе языковыми, культурными, цивилизационными, которые позволили оригиналу добиться максимальной эффективности. Этот порядок вещей не был пересмотрен даже в советское время. А надо бы.

«Здесь следует указать, что онтологическая зависимость российской науки от западной приводит к тому, что российские ученые и чиновники от науки воспринимают подобную ситуацию как должное. Онтология – это, прежде всего, картина мира. Мир так устроен, что результаты российской (советской) науки оцениваются не в России, а на западе и западными учеными. Поскольку наука объективна и интернациональна, это, ведь, не имеет никакого значения!»(1)

Если рассматривать науку и научное знание как фактор национальной безопасности, сразу становится не все равно, какая страна первой будет обладать ядерным оружием. Или построит гиперзвуковой истребитель. Или найдет способ нейтрализации сил ядерного сдерживания оппонента. Но декларируя «общечеловеческое» значение науки добиться этого невозможно. Ученый должен понимать, кто формирует направления научного развития и к каким последствиям может привести его отъезд в Силиконовую долину.

Поэтому корень проблемы «утечки мозгов», скорее, заключается в нашей открытости для глобализированной западной науки, а совсем не в том, что лабораторных образцов приходится ждать на 2 недели дольше, чем на западе.

Нам, скорее всего, есть над чем работать с точки зрения организации процесса получения научных знаний. Этот процесс может быть проанализирован и оптимизирован так, чтобы по максимуму исключить из него бюрократическую составляющую, или хотя бы минимизировать ее влияние там, где без нее не обойтись.

Можно выбрать одно-два пилотных направления, наиболее критичных с точки зрения национальной безопасности, и начать эксперимент на них. Инструменты по управлению процессами и их оптимизации хорошо известны и успешно применяются в бизнес-сфере. По опыту работы на разных предприятиях – половина потерь эффективности процесса (в частности, его скорость) – это достаточно легко устранимые организационные недоработки. Которые возникают просто потому, что никто не построил карту всего процесса и не видит его целиком. Каждый участник видит только свою зону ответственности и не понимает, какой эффект оказывают на общий результат действия на конкретном участке.

Полгода уйдет на оценку процесса и разработку плана по его оптимизации. Повышение эффективности организационных процессов будет заметно через год при соответствующей задаче и полномочиях. Я не говорю, что это – простая задача. Это задача сложная, но понятная. И понятно какими методами ее решить.

Совсем другой, гораздо более сложный вопрос – как избавиться от онтологической зависимости российской науки от западной, как уйти от «низкопоклонства перед западом»? Такая постановка вопроса, к слову, очень опасна, так как этим мы ставим под удар основу доминирования западной цивилизации – технологическое превосходство над остальным миром. Что неминуемо повлечет за собой ответную реакцию.

В первую очередь, на мой взгляд, необходимо сформулировать отношение государства и общества к научной деятельности: Россия не считает науку интернациональной. В настоящий момент наука глобализирована, служит интересам глобального рынка и тех, кто этим управляет этим рынком. Глобалистский подход к науке несет в себе большие риски для национальной безопасности нашего государства. Равно как и глобализация по западным рецептам в целом.

В стратегической перспективе мир должен быть перестроен так, что результаты российской науки будут оцениваться в России, а не на западе.

  1. С. Переслегин, «Эффект чужого поля». Экономические стратегии, №8 2017
0
23:38
586

3 комментария

14:06
Орг. вопросы конечно важны, и от решения их безусловно зависит результат деятельности.

Но, наука это не сферический конь в вакууме, науке есть приложения к человеческой жизнедеятельности.
Давайте по пробуем схематически описать, и расставить приоритеты.

1) Возникновение потребности — допустим люди быстро плодятся соответственно растет потребность в еде.
2) Потребность в еде решается экстенсивными способами, (рассширение пахотных земель без изменения технологии)
3) При исчерпании резервов земли, люди начинают переходить на интенсивный путь развития (то есть улучшают технологию, это уже начинается потребность в науке)

То есть я это все описал к тому что для развития науки в ПЕРВУЮ очередь должен быть мощная развитая экономика, а потом начинаются ИННОВАЦИИ и НАУКА, И НИКАК НЕ ИНАЧЕ.

Нет примера в мире где страна смогла бы достичь успеха при помощи одной науки.
Сначала нужно запустить паровоз экономики, и потом, когда у экономики (промышленности, с/х....) появится потребность в тех или иных разработках, только потом подключается наука.

Кому нужны какие-то «Новые материалы» если вы из них НИЧЕГО не производите?
Положить на полку?

Поэтому гражданин Греф очень сильно лжет в своих интервью, когда начинает умничать на тему технологий, науки и.т.д.

«Организационный вопрос» в науке, Это в общем процессе производства «нового продукта» не является стратегической задачей, это подзадача. Призванная решить вопрос эффективного создания нового продукта. Но она имеет значение только когда
1) Есть рынок куда, пудем сбывать продукт
2) понятно, что за продукт нужен.
3) накидано общее ТТХ нового продукта.
4)… и вот только четвертой позицией стоит вопрос «Организации процесса научных разработок»

И лепет гражданина Грефа со своим Сбербанком, тормозящий экономику изо всех сил, (то есть блокирующий первые 3 вопроса «создания нового продукта») выглядит просто издевательством.

Его вклад в развитие науки должен быть снижение ставки и увеличения срока кредита, а не рассуждения о скорости доставки пробирки.
22:57
Согласен, Виктор!

Безусловно, необходима взаимосвязь между экономикой и научной деятельностью. Я бы сказал, что они взаимозависимы. Нельзя сказать, что первично, а что вторично. Как без экономики не разовьешь технологии, так и без технологий экономика будет неконкурентоспособной. Для достижения успеха эти области должны развиваться параллельно.

Вопрос же организации деятельности, который Греф выносит на первый план, безусловно, является подзадачей. Уводя дискуссию от более глубокого обсуждения ситуации. При том, что ни он, ни кто-то другой не знают, является ли проблема, которую он описывает, основной. Статистики же нет.

08:03
Россия, по крайней мере, по инерции, продолжает производить кадры для науки, типа «первого сорта». (наука способная создавать свои технологические принципы; второго: наука имеющая междисциплинарный статус; третьего: фундаментальная наука; четвертого: прикладная наука). А делать, здесь этим людям нечего, проектов соответствующих нет. Грефские подходы, может какой науке и подходят, но только не науке «первого сорта», здесь нужно инициировать большое развитие в экономике.

Битва грефского и адекватного подходов