Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов

Автор:

Дмитрий Кутурнега

Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов

Несколько дней назад здесь была опубликована статья в блогах, в которой автор предложил использовать против определённого вида преступлений методы сомнительные с точки зрения наших нравственных законов. При этом данные методы, видимо, были бы достаточно эффективны против рассматриваемых преступлений. В комментариях завязался спор – насколько допустимо переступать через нравственные нормы в погоне за общественно важным результатом, и что в данном случае является критерием допустимости/ недопустимости. Мне этот вопрос показался концептуальным, и я решил, что он достоин отдельного обсуждения.

Предлагаю оттолкнуться от первоначальной дискуссии.

– Когда жизнь человека, общины, страны,… начинает опираться на ложь, то, как правило, это даёт выигрыш тактически, но стратегически ведёт к поражению. Я даже не буду предлагать варианты и причины стратегического поражения от такой идеи. Жизнь сложнее нашей фантазии – она предложит свой вариант.
Здесь достаточно опереться на цитату Гельвеция – «Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов».
Т.е. мне не обязательно знать про конкретные рифы и подводные камни, на которые нарвётся корабль. Мне достаточно знать, что это гибельный курс.
–… Вы либо знаете, и тогда будьте добры это обосновать, чтобы это стало знанием и для другого человека. Либо верите, и тогда будьте добры указать причину своей веры, …
– Я знаю, что поле заминировано, и отказываюсь по нему идти, хоть маршрут через это поле и короче. Что мне ответить на вопрос: Под какими конкретно кочками и какой конкретно модели заложены мины?
– А если вы псих, и вам под каждой кочкой мины мерещатся что мне вам ответить? Вы знаете, я могу в эту игру играть бесконечно...

Я принципиально не стал обозначать первоначальную статью и оппонентов, т.к. повторюсь, этот вопрос считаю концептуальным и требующим отдельного полноценного рассмотрения независимо от преамбулы.

За базовую установку я взял мысль французского философа-материалиста Клода Андриана Гельвеция – «Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов». А вот в качестве примера использую многовековой религиозный процесс расхождения Православной и Католической церквей.

Католики нашу церковь называют «ортодоксальной», то есть «неуклонно придерживающейся основ». Слово «ортодоксальная» запад использует в качестве ярлыка косности, этим они подчёркивают свою гибкость и готовность к изменениям. Изначально Христианская церковь в Европе была едина и Восточное христианство сдерживало модернизационные тенденции запада. В 1054 году произошёл великий раскол и западная цивилизация, унаследовавшая от античного Рима предельный рационализм, стала менять базовые принципы Христианства в соответствии со своим мировоззрением. Прагматичное восприятие мира сформировало несколько соответствующих концепций в рамках Католицизма.

В 12-м веке появляется учение о «сверхдолжных заслугах». «Сверхдолжные заслуги» – совершённые святыми излишние добрые дела, которые не нужны были им самим для того, чтобы получить вечную жизнь и блаженства в будущей жизни. Многие великие святые для своего спасения трудились сверх меры, им достаточно было сделать гораздо меньше добрых дел для получения жизни вечной, но они не остановились на малом, и оставили неисчерпаемую сокровищницу заслуг. Естественно, западная Церковь назначила себя распорядителем богатств из этой «сокровищницы». В зависимости от усердия грешника Понтифик может брать эти богатства и предоставлять их грешному человеку.

В качестве второй новой концепции была предложена идея об освобождения от временного наказания за грехи. В Православном Христианстве грех понимается как ошибка и болезнь. В Католицизме, скорее, как вина или преступление. Соответственно, в Православии «спасение», это внутренняя духовная работа человека над самим собой, а у католиков, это скорее юридический акт прощения. Поэтому в Православии для отпущения грехов требуется искреннее покаяние, то есть глубокий внутренний процесс. В Католицизме же решили, что неплохо было бы какое-нибудь подтверждение получить, например, в виде доброго поступка. Католики придумали, что отпускать грехи нужно при наличии раскаяния, проявляющегося в добрых делах (пост,милостыня,...).

А дальше начинается самое интересное. Ну что может быть плохого в добрых делах? Давайте представим диалог православного и католика в 12-м веке.

П: Вы искажаете саму суть учения! Покаяние - это внутреннее изменение человека, работа над самим собой. Грех разрушает душу, и соответственно только через духовные преобразования можно прийти к спасению души.
К: Ну, что ты заладил «душа, да душа»! А вдруг этот грешник соврал? Скажет, что раскаялся, а на самом деле нет. А мы ему, мерзавцу такому, грехи отпустили. Так что пусть подтверждает добрыми делами - милостыней или паломничеством. Пусть докажет чем-нибудь наглядным, осязаемым, как говорится «визьмешь в руки - маешь вещь». И вообще, добрые дела ещё никогда ни к чему плохому не приводили.
П: Ну а что вы учудили со «сверхдолжными заслугами»? Придумали какой то склад добрых дел с бирками «произведено святыми». Ну это же абсолютное отступление от первоначального учения!
К: А что тут плохого? Такое «богатство» не должно пропадать даром, в хозяйстве всё сгодится.
П: Такое искажение учения христова не приведёт ни к чему хорошему.
К: Ты мне обоснуй, какие конкретно проблемы могут возникнуть из добрых дел наших прихожан?
К: Мне не обязательно знать про конкретные рифы и подводные камни, на которые нарвётся корабль. Мне достаточно знать, что это гибельный курс.
К: Вы ортодоксы психи, и вам везде рифы мерещатся.

А теперь посмотрим, кто из спорщиков оказался прав, и что случилось с католическим кораблём, взявшим новый курс, отличный от первоначального Христианского учения. Сначала всё было прекрасно, человек совершал доброе дело с религиозной точки зрения, например паломничество, и ему Церковь, в качестве вознаграждения, передавала доброе дело «от святого», этого было достаточно для освобождения от временного наказания за грехи. Все довольны!

А дальше? Чтобы понять, что произошло дальше, давайте продолжим игру в диалоги, только теперь между католическим священником и прихожанином.

П: Падре, помочь приюту или богадельне хлебом, это доброе дело?
С: Конечно, сын мой!
П: А помочь деньгами?
С: Безусловно.
П: А если приют при храме?
С: Прекрасно, можно дать деньги храму и он накормит бедных детей.
П: А можно просто дать деньги Церкви и она решит, на какие благие дела их потратить?
С: Это прекрасная мысль! Теперь я вижу, что твоё раскаяние полноценно.

Получается, что католики всё придумали хорошо - и прихожанин доволен, и церкви полезно. Однако ваше мнение резко изменится, когда вы узнаете, как назывался документ, дававший освобождение от временного наказания за грехи. А назывался этот документ индульгенция.

Вроде бы прекрасная идея - подвигнуть людей на добрые дела. Да вот только вылилось это всё в позорнейшие страницы истории Католической церкви. Апогеем истории с индульгенциями можно считать случай, когда человек купил у «монаха-коробейника» индульгенцию на убийство, убил этого монаха, и завладел всей пачкой, продаваемых индульгенций.

Искажение священного учения завело католический корабль на рифы. Православным не требовалось знать, какие конкретно рифы ожидают отступников от истинной веры, им достаточно понимания самого принципа, что отступление от веры, это пагубный путь.

Это закон работает и в миру, нам не обязательно знать, к каким конкретно проблемам приведёт отступление от морально-нравственных норм. Жизнь сложнее нашей фантазии – она предложит свои варианты.

+2
19:34
6145

4 комментария

Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
08:23
Дима, если вы берётесь цитировать некоторые положения, то надо понимать их суть, ибо сразу выпирает ваша МАЛОГРАМОТНОСТЬ!!! Извращённое в заголовке статьи положение выгдядит так: «Знание НЕМНОГИХ важных принципов освобождает нас от знания МНОЖЕСТВА мелких фактов». Противопоставляются НЕМНОГИЕ принципы МНОЖЕСТВУ фактов. При движении познания от частного к общему, т.е. от фактов к общим выводам формируются ПРИНЦИПЫ, зная которые, можно уже и не заботиться о знании мелких фактов. Учите МАТЧАСТЬ, сударь.