Гражданство как осознание

Никнейм автора:
Тип статьи:
Участники

«Будущее принадлежит бразильцам, русским, индусам и китайцам, при условии, что у них будет гражданство США». Этот прогноз-пожелание, сделанный кем-то из неглупых западных аналитиков, прекрасно отражает пока еще доминирующую тенденцию приватизации общественных процессов, управление которыми перехватывается структурами действующими в логике скорее коммерческой эффективности нежели эффективного социума. Плоха или хороша эта тенденция зависит от логических предпочтений прогнозиста. Вот только интересно, какое отношение будут иметь все эти «люди-BRIC» с американскими паспортами к все еще существующим США или России?

«Я достаю из широких штанин…»

Если подойти к высотам глобального мироустройства с позиций бытового комфорта и вслед за советским классиком попытаться с гордостью посмотреть на красную книжицу (синюю, черную, зеленую и др. т. пр.)… Давайте спросим сами себя: Что для меня означает паспорт?

Несомненно, это способ удостоверения личности, который в тех же США с успехом заменяется лицензией на вождение автомобиля, то есть «водительскими правами». И уж если на то пошло, изобретена масса приемлемых способов идентифицировать гражданина, попадающего то в местное отделение полиции, то к HR-ам будущего работодателя, то в отделение пенсионного фонда, то еще куда-нибудь в силу жизненных случайностей. В конце концов, технологии уже сейчас позволяют провести массовую чипизацию населения. Приложил палец, глаз или любую иную часть тела и у интересанта есть вся твоя история вплоть до предков седьмого колена. Очень удобно, особенно при переходе границы.

Поэтическая гордость Маяковского проявлялась в первую очередь в общении с иностранными гражданами и на территории других государств, где наш «серпасто-молоткастый» получал еще одно чудесное свойство – материальное, символическое воплощение чувства превосходства жителя успешной первой державы рабочих и крестьян над всеми беспомощными злопыхателями из капиталистического окружения. С точки зрения бизнес-процесса эти эмоции столь же «рациональны», как выдача паспорта Соединенного Королевства красиво придуманного исключительно для демонстрации пограничному контролю «странных» континентальных стран, колониальным чиновникам и дальним родственникам из британских доминионов.

Понятно, что в современных условиях учетное назначение удостоверяющего документа стало ничтожным и сводится к функции мобильного приложения, которое поможет преодолеть унизительные и неприятные процедуры «тоталитарного» прошлого. Государство вдруг стало «сервисом». А если сервис не устраивает?

Возьму, пожалуй, еще одно гражданство! Докажу своё еврейское происхождение и в Израиль. Или найду документы подтверждающие, что мои предки были гражданами Латвии до «советской оккупации». Будет круто, если получится все одновременно. И не надо выкладывать 100 тыс. евро на покупку недвижимости в Риге или в Юрмале для получения вида на жительства по программе «Гражданство в обмен на инвестиции».

Такая вот бытовая конкуренция юрисдикций. Никакой гордости и символизма.

«В борьбе обретешь ты право свое!»

Гражданство есть не только состояние, но и процесс его получения. Братья Гракхи, Лютеры и Кинги, ЛГБТ-сообщества и другие всевозможные Майданы – это «гражданский» протест против застоя системы управления, поиск новых форм и одновременно борьба за власть. А правила этой самой борьбы позволяют разрушить все за что боролся: церковную иерархию, семейно-бытовые традиции, «отжившие» формы государственной и общественной жизни… институт гражданства, например.

Теперь разрушение происходит весело и непринужденно в рамках «click-ового» восприятия игровой действительности. Сидит дома на диване студент – жертва Болонской декларации – и «размышляет» о принятии поправок в законодательство о продаже легких наркотических средств. Долой табу! Легкое нажатие кнопки и процедура виртуального голосования позволила полноправному члену «цивилизованного общества» почувствовать свою конструктивную значимость. И вряд ли этой многочисленной «образованщине» получится втолковать что-то про значение человеческих Игр по Хайдеггеру и/или логику допущений окон Овертона.

Точно также и с гражданством, которое в современном обществе умерло символически и уже никак не объясняется логически, чем здорово проигрывает классическому Римскому праву, из которого и проистекает. Вот с какого перепугу, какой-нибудь американец (например, «независимый журналист» Майкл Бом), захотевший взять российское гражданство, сразу же становиться избирателем в нашем политическом процессе? Что он такое сделал, чтобы заслужить такую привилегию?

А что сделал для страны ты сам?

… чтобы быть ее гражданином.

Уверен, такая постановка вопросов, нейтральная по отношению к гражданскому праву, может вызвать бурю гражданских эмоций, ибо идет в разрез со смыслом культурно-юридического развития народов Европы. Для самых озабоченных даже попытка найти ответы на эти вопросы будет столь же дикой, как для тех, кто их ставит, являются безумием бородатые женщины на эстраде, очевидная размытость визуальных образов современного искусства и содомия трансгуманизма. И если мы, вслед за Шпенглером, понимаем, что система табу – это основа культуры, то закат Европы действительно близок. Так может быть надо что-то сделать и оказаться on the save side of history?

«Ubi bene ibi patria»

Человеческое стремление сделать себе хорошо («спастись»), пожалуй, самый эффективный двигатель перемен. Посмотрите на толпы «беженцев» из Африки и Ближнего Востока рвущихся в сытую Европу. По сути своих желаний они мало отличаются от русских IT-ишников, перемещающихся куда-нибудь «туда» для участия в «стартапах». Однако результаты стремлений тех и других будут несколько отличаться. Собственно, предположение об итогах жизнедеятельности человека и есть основание мерила ее – жизни – полезности, которое общество (государство, племя, община и даже семья) издревле закладывало во все свои институты.

Классический (европейский) пример – древние римляне, очень разумевшие в оценке людских способностей. Окружающие народы регулярно пользовались их разумением, признавая над собой… нет, не власть, но Право! Можно скептически хмыкнуть о казуистике игры слов, объявив их синонимами, но Римской империи давно нет, а остатками Римского права мы пользуемся до сих пор. И в первую очередь это институт гражданства.

Занимательна в этом довольно «скучном» предмете его политическая целесообразность, сделавшая корпус прав и обязанностей гражданина «Вечного Города» инструментом многоуровневым, постоянно актуализируемым и гибким. Уехал ты из Рима в какое-нибудь Салерно на Тирренском побережье и подпал под действие Латинского права. Да, ты гражданин! И это звучит по-прежнему гордо! Но ты уже не в Риме, а в колонии и, следовательно, просто физически не можешь реализовать часть своих прав. Возвращайся и выдвигай свою кандидатуру на выборах, так сказать, федерального уровня. Не хочешь? Диван перед телевизором удобнее? Ну, как знаешь!

Если же ты родился в соседней с Салерно деревне и вовсе не потомок соратников Ромула, а по характеру похож на упертого плебея, то успехи на ниве муниципальной службы и всеобщее уважение горожан могут выразится в присвоении полного римского гражданства. Почетно, достойно, необременительно для казны и, главное, совершенно не влияет на политические расклады.

Еще более интересно покопаться в Италийском праве, по которому римлян жило больше, чем в самом Риме и его колониях. Союзники. Они себя и римлянами сначала не считали. Попробуйте даже современному жителю «союзного» Неаполя сказать, что их город «под» Римом. Ух! Не советую. Но жить по римским законам этакая неприязнь вовсе не мешает. Тем более жизнь в этом большом городе гораздо удобнее, чем в маленькой римской колонии Салерно. Кстати, там недалеко. Сразу за Везувием.

Ну, нет у тебя возможности голосовать, чтобы выбрать народного трибуна. И в Сенат ты никогда не попадешь на закате своей карьеры. И не потому, что слишком далеко от избирательного участка, а потому что. Зато есть остальной набор возможностей для счастливой жизни «под сенью орлов» римских легионов. Кстати, они – союзники – в этих легионах и воевали. А потом или перед службой, италики выбирали свои органы местного самоуправления. И, наверное, дело происходило с тем же политическим накалом, что и на Форуме в Риме. Освоение муниципального бюджета во все времена и во всех городах дело увлекательное.

Столетия «союзничества» автоматически приводят к увеличению количества выслужившихся римских граждан на всей подконтрольной территории, а это, если вспомнить, была вся Западная Европа. Точно также, как заслуги муниципалитетов перед центральной властью постепенно растворяли разницу между внутренним устройством общин в колониях, в провинциях и у союзников. В конечном счете, возникает естественное Единство, которое важно не само по себе, а как результат долгого пути. Еще раз, главное: Столетия!

«Бесконечное» Отечество. И даже если ты летишь из Москвы в уютный офис недалеко от Шарлайн-Парка в Маунтин-Вью, солнечный штат Калифорния, ты все равно остаешься «Римским гражданином» со своим паспортом, оцененными заслугами и гражданскими возможностями. А все потому, что ты не переезжаешь в Рим, а приносишь его к себе в провинцию… или туда, где тебе хорошо.

«Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы…»

Гражданство, как явление, есть препятствие для растворения государства в хаосе посткризисного будущего, которое мы только-только начинаем предугадывать во взаимосвязанных терминах «постмодернизм», «постдемократия» и «посткапитализм». Обращение к опыту Римской республики/империи это естественная попытка найти в прошлом институциональные примеры, функционально отличающиеся от образцов европейских национальных государств уже подошедших к этим пресловутым «пост-…». С таким же успехом мы – русские – можем обратиться к истории Монгольской империи, частью которой Русь была довольно долгое время. Смысл сопоставления одинаков – осознание разницы между размазыванием ответственности на толпу стыдливым «всеобщим избирательным правом» и возможностями человека проявлять себя в социальном творчестве, результаты которого индивидуально фиксируются расширением прав, обязанностей и ответственности.

Откройте любой учебник по менеджменту. Несмотря на необходимость делать выбор в условиях неопределенности, каждое действие рыночного актора должно быть «умным», то есть конкретным, измеримым, достижимым, уместным, определенным по времени. После медийных вывертов второй половины ХХ века и массовой прививки бизнес-образования, о демократии думаешь как о science figtion, а вот со властью «эффективных» корпоратократов сталкиваешься каждый день. И даже если ты сидя в «загончике для молодняка» в офисе open-space представляешь родную организацию как бездушную систему подавления, помни! По уверениям Станислава Лема: «этот Голем хочет жить». И в нем присутствует «вИдение» старательно разъясняемое на регулярных тренингах, посвященных притягательным образам будущего. Корпоративные нормы успешно решают проблему когнитивного диссонанса между рабочей практикой и теорией гражданства, гармонизируя взвешенную полезность человека (KPI) и признательность ему со стороны общества (grading).

С чего начинается путь «молодого специалиста» в любой структурированной компании? С работы на ресепшене или, например, с метелкой в руках для уборки в туалете или рядом со фрезерным станком. Это «подай – принеси» плавно переходит в скольжение по горизонтали набора нужных знаний, которые позволят через некоторое время претендовать на повышение в должности и на прибавку к жалованию. Старина Эдвард Хей заложил мощные математические возможности для своей системы, которые, скорее всего, уже реализуются Big Data на сотнях миллионах жителей социальных сетей. С гражданскими правами и обязанностями будет еще проще – с 2017 года Китай уже начал доказывать.

Есть у тебя гордость «…из широких штанин…» или нет, а приложение «Паспорт» в твоем смартфоне нужно для всего мирского. Вот пример по шкале «образование – политика»: Житель России окончил школу и получил право на экзамен по вождению автомобиля. Потом ПТУ – получил право на покупку алкоголя, табака и оружия (травится и убивать надо осознанно). ВУЗ – право на выборы в муниципальные органы (никакие референдумы по наркотикам тебе не светят). Проработал на предприятии два года непрерывного стажа – появилось право выбора Великого Хана на всенародном курултае и на участие в профсоюзном движении. Не работаешь больше года – пропускаешь ближайшие политические баталии (механизм депремирования вполне в корпоративных традициях). Понятно, что таких осей ординат может быть очень много.

Кажется у Хаббарда об этой технике управления говориться как о механизме выявления 20% носителей пассионарной поведенческой модальности в заданных параметрах. Кто не хочет выбирать народных трибунов – оставшиеся 80% – тот не поедет в Рим из колонии Салерно или союзного Неаполя. И все это под бой барабанов, горны, вечные огни и повязывание галстука (красного, синего, черного, зеленого и др. т. пр. по цвету паспорта). Так мы придаем СВОИ смыслы игровой обыденности интернационального виртуального мира и осознаем бессознательное, усиливая ритуал, символизируя публичное пространство, превращая будущее в нечто осязаемое. Зрелище гораздо конкурентоспособнее его полного отсутствия. Многочисленные фотографии, «селфи» и «твиты» обеспечат природоподобную преемственность между поколениями в семейно-гражданских воспоминаниях, увозимых в окрестности Сан-Франсиско или в Израиль, или в Ригу.

Попытка воплотить подобного рода фантазии будут встречены вполне в духе диалектики Гегеля, то есть как реакция на дискретный прогрессизм бесконечного модерна, идущего из «центра мира» на азиатские окраины «нового феодализма». Если получится, обвинят в восточной деспотии. Если нет, скажут не способны к прогрессу. В обоих случаях они будут правы, ибо наше исторически сложившееся НЕ терпение публичной иерархии базируется на психоделическом представлении о «справедливости», которая, по сути своей, противоречит любому кодифицированному праву. Если народ посчитает, что быть человеком-BRIC справедливо, то ничто его не удержит в родных пенатах. Справедливость в отличие от гражданства – категория народная, осознанию и приватизации не подлежит.

Дата первого опубликования:
0
969

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!