Прост как песня

Никнейм автора:
Тип статьи:
Участники

Все мое, — сказало злато,

Все мое, -сказал булат,

Все куплю ,- сказало злато,

Все возьму, -сказал булат

На днях мне попалось изложение выступления Грефа 30 июня 2017 г в Ельцин-центре. Мне его высказывания всегда нравятся своей незамутненной простотой.

На что я обратил внимание? Рассказывая о существующих трендах, в основном в банковской сфере, Греф занялся предсказанием мира будущего. Многое из того, что он сказал, звучит фантастически, но тем не менее может иметь место. Новый экономический уклад (кондратьевский цикл), который уже окрестили «цифровой эрой», будет связан с изменением производительных сил, а именно повсеместное внедрение Интернета, ИИ, робототехники на базе все более и более миниатюрных компьютеров, возможно, квантовых. Приведет ли это к изменению производственных отношений Греф не сказал. Я так думаю, что нет. Создаст предпосылки.

Прогноз показателен, то, что удивляет Грефа, вообще-то банальность. Восхищение у Грефа возникает по поводу того, что можно расплатиться за кофе при помощи ApplePay в течение считанных секунд, отдает наивностью. Никаких открытий в этом нет. Инженерные решения, связанные с увеличением скорости работы процессоров, их многоядерность, использование волоконной оптики и т.д. делает эту задачу просто одной из многих. Почему-то до Грефа не доходит ( а он может быть просто не знает) та истина, что в системе ПРО приходится решать много больше проблем, причем в реальном времени. А ApplePay просто одно из возможных приложений для компьютеров и серверов. Конечно, военные давно используют возможности IT-технологий, но наконец-то появилась возможность использования ее в мирных целях, и количество перешло в качество. Удивления Грефа – удивление человека наконец-то выглянувшего в окно и увидевшего, что наступило лето.

Предсказания показательны. То, что касается банков – это его специальность и поэтому спорить не буду, а на проблемах, затрагивающих все человечество остановлюсь.

Греф утверждает, что человеку не нужны вещи, ему нужны функции этих вещей (допустим). Если раньше между функцией и человеком стояла вещь, потому что не было модели, способной удовлетворять эти функции напрямую, то «сегодня человек может получать функцию, не приобретая вещи Так, крупнейший в мире перевозчик UBER не имеет парка собственных машин. Крупнейший диспетчер аренды жилья AIRBNB не имеет в собственности ни одного отеля. Это тренд сегодняшнего дня».

Далее. Следует ожидать, что в связи с недостаточной экономической эффективностью коровы и развитием химической индустрии молоко будет искусственным, мясо не будет животного происхождения, а хлеб не выращен на полях, а синтезирован в пробирке. Банковское дело целиком будет доверено роботам, а человек уступит место искусственному интеллекту по причине того, что он намного больше стабильности и независимости.

Однако здесь Греф допускает перебор. Функция без носителя функции не бывает. Если, например, нет коровы, то будет химкомбинат, которые станет производить молоко. Чтобы UBER мог получать означенную функцию, автомобили должны быть кем-то произведены, кем-то эксплуатироваться и вот тут-то и появляется в этой кооперации специальная служба, которая ищет заказы (аналог «продажников»). Т.е. у современного капиталистического общества нет проблем с производством, есть проблемы со сбытом и это настолько проблема, что общество вынуждено создавать серьезные организации, чтобы реализовать товар или услугу. И как следует из слов Грефа, чем дальше, тем труднее это будет сделать и тем нужнее будут эти, по-существу, сбытовые организации.

Конечно, приведенный выше философский спор о функции и вещи сродни тому, что может ли быть слова, за которыми нет объекта в реальном мире, т.е. пустопорожние слова. Похоже, что Греф человека бстрактного типа мышления. Особенностью этого вида мышления является способность, быстро и последовательно манипулировать логическими понятиями, опираясь на готовые знания и выводы, которые уже доказаны другими и не требуют логических размышлений. Но люди с таким мышлением в редких случаях могут быть хорошими научными предсказателями. Для этого надо увидеть будущее в воображении в трехмерном измерении

Для научного предсказания или прогноза нужен другой вид мышления: конкретно-действенный, характеризующийся пониманием человеком технических деталей, чертежей, проектов и возможностью самостоятельно решать подобного рода задачи, на основании уже имеющегося опыта окружающих и самого человека. Этот вид мышления, в сущности, объединяет умение людей не только мыслить, но и совершать практические действия

Отсутствие такого вида мышления порождает у финансовой элиты желание завести себе прислугу-роботов, которые будут решать за них практические задачи.

Следующий прогноз от Грефа. Медицинские вузы уйдут в прошлое. Они не выживут. Слишком большой объем данных придется перерабатывать врачу и это, по-видимому, так считает Греф, человеку непосильно, а переварить это может только компьютер. Значит и медицина умрет (что с тревогой уже сейчас обнаруживают пациенты).

Идея использовать компьютеры в медицине не нова. Экспертные системы, базы знаний, нечеткие множества, фреймы, -в медицине используются более полувека. Известны и учебники по медицине. Казалось бы, открой учебник, прочитай что там написано и смело лечи болезнь. Это случай хорошо описан Джеромом К.Джеромом, когда один из его героев повести «Трое в лодке, не считая собаки» (мужчина) обнаружил у себя все известные болезни, кроме родильной горячки. Проблема вся в нечетких множествах и в способе определения принадлежности набора признаков к тому или иному множеству .

Вот тут то и собака зарыта. Все признаки болезни описаны в словах, а человек предстает перед врачом как природный объект и на нем нигде не написано горло красное или слегка покрасневшее, дыхание учащенное или прерывистое и т.д. Врач-диагност, по-существу, является переводчиком с образного восприятия на словесный. И чем детальнее и в большем объеме он видит объект, тем он лучший диагност. Поэтому врач должен иметь конкретно-действенный вид мышления. А из студентов с логическим типом мышления получаются хорошие администраторы, главные врачи, министры, в конце концов, но не лечащие врачи. Я бы в медвузы на лечебные факультеты таких не принимал (кроме разве стоматологических).Давайте не будем мешать Божий дар с яичницей.

Наличие в человеческом социуме всех трех видов мышления есть результат естественного отбора-для выживания социума нужны все способности человека, которые персонифицированы в разных людях. Кто-то охотится, кто-то рыбачит, кто-то занимается сельским хозяйством – Для такого вида деятельности лучше всего подходят люди с конкретно-действенным видом мышления. Конечно, субъекты с другим видом мышления могут тоже, правда, менее качественно, выполнять перечисленные выше действия, но пользы от них меньше. Люди конкретно образного вида мышления – это люди театра и живописи, тоже где-то нужная отрасль деятельности, а люди с абстрактным мышлением достигают вершин в философии, математике, в адвокатуре и из них получаются харизматичные лидеры социума. Конечно, в каждом случае наблюдается разумное процентное распределение людей перечисленных видов мышления. Наибольший процент наблюдается тех, кто кормит социум, а меньшее — тех, кто как пастырь, ведет социум или развлекает публику.

Однако бывают и перекосы. В современном мире, как мне кажется, недопустимо высок процент финансовой элиты, особенно на Западе. Генри Форды больше не рождаются. Американцы, к примеру, не могут даже воспроизвести старый советский ракетный двигатель РД-180, а все потому, что идеалом американского общества является финансист («мы должны создавать такую атмосферу в стране, чтобы дети хотели стать бизнесменами»). Деньги в Штатах есть, но простите за тавтологию, их нельзя есть. Аналогия полная с Беном Джойсом из «Острова сокровищ», который владел всеми сокровищами Флинта, а мечтал о кусочке сыра.Финансисты хоть и мыслят, как приведено в эпиграфе «все куплю», однако понимают, что зависят от других людей, людей труда и это вызывает беспокойство: надо их держать в узде, иногда подкармливать, тратить деньги на промывание мозгов и т.д. Отсюда желание современной финансовой элиты, и Греф по простоте душевной это говорит откровенно, заменить людей труда роботами: уборщиками, поварами, животноводами, землепашцами и солдатами. Роботы, в которых вживлены все три закона робототехники (по Айзимову), не ходят на митинги, не устраивают забастовки, не жгут покрышки.

Конечно, теоретически я могу представить себе робота-врача, который сможет каким-то неведомым образом брать все необходимые анализы у предполагаемого больного и объективно, устанавливать болезнь по объективным показателям и решать, как его лечить. Но пока таких нет, и встает вопрос, а надо ли их разрабатывать, если есть люди, наделенные свыше даром диагноста, так сказать «врачи от Бога»? Не дать ли им возможность развернуться, а не загружать их ненужной писаниной, перешедшей все разумные пределы. Врачей от Бога надо беречь, нужно предоставить этим кадрам широкие возможности современной IT — техники для увеличения их возможностей по обследованию и лечению пациентов? Главное в медицине поставить правильный диагноз, а рецепт может выписать и медсестра (пусть на меня не обижаются хирурги, я их не имею в виду)

Естественно, встает вопрос об отборе иподготовке одаренных кадров. Что предлагают финансисты устами Грефа? Привожу дословно:

«Мы выращиваем людей с флюсом: вот есть у тебя способности к физике – идешь на физмат, и мы тебя пичкаем, пичкаем, пичкаем. А тебя – в спорт, и пока из тебя можно что-то вытащить, мы тебя там гоняем, а потом – раз! – и выбросили. Вопрос в том, что является целью образовательной системы. Сейчас мы хотим вырастить очень талантливых роботов, которые бегают быстрее всех, прыгают выше всех или решают задачки лучше всех. Но это уже умеют делать роботы. Ключевая задача системы образования – вырастить человека счастливым, гармоничным, вложить в него достаточный объем компетенций, чтобы он чувствовал себя личностью. А мы за период обучения должны понять и подсказать, где человек наиболее силен.

Можно индюка заставить лазать по деревьям и собирать орехи, – пошутил Греф. – Но для этого лучше использовать белку. Наша задача — не отобрать десять человек из ста под определенную программу, а дать девяноста девяти процентам из ста качественное образование. А сейчас мы всех пичкаем-пичкаем-пичкаем, и когда один выделяется, мы его уводим в спецшколу.

Далее.

Герман Греф рассказал об одной из наиболее привлекательных моделей образования, которую наблюдал в Силиконовой долине. Обычная школа. Классы расположены в 15 строительных вагончиках. Контингент – в основном латиноамериканские дети. На входе – любопытная надпись: «В прошлом году 100% наших выпускников поступили в колледжи. Пять человек – в Стэнфорд». В этой школе вообще не дают знаний – там занимаются формированием навыков. Роль учителя минимальна. Он – модератор. У них есть набор из 36 компетенций –, связанных не с ремеслом, а с коммуникациями и навыками, необходимыми для успешной работы в своей сфере, в команде, в коллективе. Они встроены в существующие предметы. Знаниями же занимаются сами ученики, которые берут готовые треки и сами обучаются. Система настолько прозрачна, что она делает ненужной систему экзаменов.»

Но тут все совсем прозрачно. При капитализме труд стал товаром. В условиях все возрастающей конкуренции между работниками очень важным становится задача подать себя (я бы сказал «продать себя») подороже; пустить пыль в глаза. При этом в некоторых методичках по управлению упоминается два вида навыков: soft-skills иhard-skills. Первые — социально-психологические навыки, которые пригодятся в большинстве жизненных ситуаций: коммуникативные, лидерские, командные, публичные, «мышленческие» и т.д., вторые — профессиональные знания и навыки: понадобятся на работе и в выполнении бизнес-процессов. Получается, чтоsoft-skills по настоящему годится только в одной сфере человеческой деятельности — в предпринимательстве ( в искусстве выведены образчики таких «героев». Наглядным примером является персонаж чертвертой попытки Мегги в фильме «Сбежавшая невеста» с Джулией Робертс и Ричардом Гирром).

Из текста Грефа совершенно неясно, что делают «латинос» в так называемой школе в 15 строительных вагончиках. Это школа начальная? средняя? или курсы по подготовке в ВУЗ? А где дети учатся чтению, письму и точным наукам? Методика, о которой повествует Греф, абсолютно неприменима для изучения, скажем, общей физики. Как ученики берут готовые треки и занимаются сами? Их, значит, кто-то уже научил читать или это у детей врожденная способность? А может быть, они читать-то не умеют, а смотрят видеоуроки? Далее. Приобретение знаний состоит из двух составляющих: закачивание базы знаний в мозг обучающегося (кто-то в объеме детской энциклопедии, кто-то в объеме БСЭ) и умение этими знаниями пользоваться. Знать физику так, чтобы применять знания на практике, без преподавателя невозможно. То, о чем повествует Греф, годится только для саморекламы. Кого там принимают в Стенфорд я не знаю, но вижу, что время генри фордов в США точно закончилось.

Однако, как я вижу, и в сфере финансовой идут сокращения. Роботы наступают. По словам Грефа «ещё шесть лет назад в бэк-офисах работало 59 тысяч человек. Сегодня работает 12 тысяч. В 2018 году будет работать 5 тысяч, а ещё через три года – 1 тысяча человек. В Сбербанке работало 33 тысяч бухгалтеров, сейчас их полторы тысячи, а будет 500 человек» и т.д. При капитализме сокращение работников преподносится как самоцель, ибо позволяет удешевить услуги за счет зарплаты уволенных. Капиталиста не интересует, что будет с выброшенными на улицу. Не все помойки около «Пятерочек» еще обследованы безработными. При социализме такое повышение эффективности работы привело бы к сокращению рабочего дня в стране и увеличению свободного времени для творчества граждан. При капитализме – прямой путь к помойке.

Греф не видит противоречия между декларируемым им лозунгом «вырастить человека счастливым, гармоничным, вложить в него достаточный объем компетенций (еще одно словечко, лишенное в русском языке смысла), чтобы он чувствовал себя личностью» и практикой поголовного сокращения сотрудников Сбера. Я думаю здесь нет противоречия. Просто выброшенных на помойку сотрудников не считают людьми. А вот «люди» с компетенциями, такие, как Греф, мечтают и дальше процветать

Но и у промышленников (инноваторов), создателей новых машин, механизмов новых неизведанных соединений и материалов, у людей с конкретно-действенным мышлением есть потребность в помощниках-роботах на роль пресс-секретарей, юристов, финансистов и других мастеров слова. И у них также достаточно средств, чтобы создавать новые типы роботов. Таким образом, и с этой стороны пойдет поток роботов-помощников и окажется, что на одного биологического человека придется десятки роботов и роботы заменят людей везде. Что же будет делать человек?

При социализме у человека творца было бы сокращение рабочего времени до одного-двух часов в день, при капитализме – произойдет исключение из производственного процесса человека и квалифицированный потребитель, лишенный работы, заработка и средств к существованию, опустошив все помойки и мусорные свалки, вымрет. Возможно, что некоторое время человечество поживет на социальные пособия, не работая на всем готовом. Но все равно вымрет. Как пример, рассмотрим результаты опыта, поставленого в 1972 г. Джоном Келхуном. Он построил модель рая на земле и провел в нем опыт на лабораторных мышах: еды достаточно всем, все обеспечены жильем и одеждой, нет врагов, смерть наступает только по причине старения.

В своем развитии социум (мышей Келхуна) проходит четыре стадии: стадия А — период освоения. Это стадия экспоненциального роста численности популяции, затем наступает стадия В, когда рост популяции продолжается, но значительно медленнее. Затем наступила стадия С, когда сформировалась определенная социальная иерархия и некая социальная жизнь. Появилась прослойка отверженных молодых самцов, которые не могли найти себе пару для размноже-ния, ибо матерые самцы не прогибали, а жили значительно дольше, чем в обычных услови-ях, Отверженные психологически ломались, не защищали своих беременных самок, нежелали выполнять никакие социальные роли.

Затем наступала стадия D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, на этой стадии «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться, стали большинством. Средний возраст мыши в последней стадии существования на 35% превысил верхнюю границу репродуктивного возраста. Детская смертность составила100%, при том, что количество беременностей было незначительным. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов.(вам это ничего не напоминает!?).Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали и за период в три репродуктивных периода эксперимент закончился.

Это, так сказать, «смерть человечества с музыкой». Но я бы на это не очень рассчитывал. У эксплуататоров волчьи повадки. В средние века в Англии при Генрихе VIII «овцы съели людей» по образному выражению Томаса Мора. Конкретно: тогдашние эксплуататоры согнали с земли крестьян, ибо нужны были пастбища для овец, и люди, лишенные возможности прокормить себя тем, что дарит им земля, были вынуждены бродяжничать по стране в поисках пропитания. За это их слуги эксплуататоров (шерифы или еще кто-то) ловили и казнили за бродяжничество. В каждой деревне стояла виселица (чтобы далеко не ходить) и в эту эпоху было уничтожено до 5% населения тогдашней Англии. Вас будут уверять, что это все в прошлом. Не верьте, не думайте, что нравы эксплуататоров изменились. Как были для них главной ценностью деньги, так и остались. А там, где главное деньги — человеческая жизнь ничто. Если же думаете не так, то вспомните Югославию, Ирак, Ливию и т.д.

Где же выход?

Не надо забывать, что труд превратил обезьяну в человека. Труд и сейчас единственно достойная сфера применения человеческих способностей, совершенствующая человеческие способности и доставляющая моральное удовлетворение. Но тут необходимо отделить зерна от плевел. Труд может быть и проклятием, если труд подневольный, бессмысленный и нецелесообразный. Каждый человек для чего-то создан, он может и должен применить свои способности на пользу социуму, и получить от этого моральное удовлетворение. Но для этого надо, как говорится, «найти себя». Человек, нашедший свою дорогу в жизни, счастлив, не зависимо от того, что он делает: художник ли, врач ли, учитель или следователь… Он готов заниматься любимым делом бесплатно, даже сам готов платить, если дело, как говорится, его. Но, к сожалению, влияние семьи, общества, понятие престижности или непрестижности, да и в конце концов заработка ведет к тому, что человек занимается не своим делом, оно гнетет его, он недоволен сам, портит жизнь окружающим, да и социум проигрывает от того, что нужные ему функции выполняют неприспособленные для этого кадры. В эпоху сплошной роботизации появляется возможность для Человечества использовать по назначению все способности людей, сделать их по-настоящему счастливыми и жить в гармонии с заполонившими мир роботами. Но для этого цель человечества должна быть сформулирована однозначно: «Все в человеке, все во имя человека!»

Дата первого опубликования:
0
667

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!