Свекольников Владимир - Наш Путь

Автор:

Свекольников Владимир

Тип статьи:
Участники

В истории многих стран и прошлых веков, была масса случаев внутренних экономических кризисов, как, например, в Британии с ткацкими предприятиями и прочими этапами развития, когда людей выбрасывали как мусор с их земли или предприятий при их перевооружении в никуда, обозвав их рынком труда и обрекая на чудовищные лишения и, часто, гибель… Всего то заявив, что они мало склонны к перемене места жительства, и где — то есть «хлебные места» куда и должны отправиться обездоленные «прирученные»- старавшиеся в меру сил и во всём в итоге виноватые.

Образно выражаясь, жадность дельцов в гонке за наживой не ощущает границ жестокости и подлости, давно полностью психологически отделив себя от народа и страны, переложив с себя всю ответственность на государство и на тот же «быдлячий», субстрат, обозвав себя «солью земли» и основой государства.

Прогресс теперь стал их культом, трендом и модой. Более того, он стал ориентиром развития государств и почти все они выстроились в шеренгу с табличками «Welcome!!!» для рейдеров государств скупающих всё и вся направо и налево, особенно жадно во времена ими же спровоцированных кризисов, когда всё резко дешевеет и скупается, в том числе на практически даром раздаваемые своим дельцам из под печатного станка бумажки Дяди Сэма, и просто ждут посткризисной волны экономического роста для извлечения прибылей и возвратов «долгов» за розданные фантики уже ресурсами и трудом.

Сегодня за тягу к суверенности выплёвывают из бизнеса (мирового разделения труда) не группы и даже не слои, а целые страны и народы, обрекая их на тяжелейшие последствия. Где спасением для людей является покидание родины и, чаще всего, жалкие скитания по миру под прикрытием прав на перемещениия в ВТО. И страны практически лишь ввергнув себя в нищету могут надеяться на возвращение блудного капитала и его какую-либо службу населению, но, как правило, уже на ещё более бесправном уровне. Вот зто и есть диктат капитала и корпоративное управление Миром и, более того, фактическое моделирование миропорядка. Да и нас давно строят, но явно не для того чтобы у нас производить что-либо сколь — нибудь долго и при прочих равных выбирают кого-то другого. И лишь при отсутствии выбора просятся на очевидно временный рваческий постой. Причём одинаково рвачески ведут себя и их бизнес проекты и «наши». «Наши» пожалуй, даже хуже. То ли зная, что всегда надо готовится к худшему, а оно не замедлит. Они, то ли явно признаются в своей неконкурентноспособности (по разным причинам), то ли бизнесом занялись ввиду запрета рейдерства, но явно занимаются не своим делом (как при совдепе — нехотя и зло). Почему забугорники обычно выбирают других: может в суверенных странах работать уже отвыкли и на поклон к власти ходить тоже отвыкли? Отсюда, видимо, и все разговоры о русском феодализме и рабском сознании народа, но это они больше о себе, чем о нас — именно о своей несовместимости с «феодальной Московией».

А народу, очевидно, нужно ответственное государство, а не девка на дороге с табличкой «На всё согласна».

Короче, нас почти выгнали и построили в ряд, где транснациональные монополии выбирают себе сожительницу на ночь или на чуть большее время. Это чуть применимо к нам, именно по характеру нашей власти, которая балансирует на грани суверенного гос интереса с одной стороны, и прав монополий на сверх прибыль с другой стороны. Мы даже своим уровнем жизни оплачиваем это нежелание сотрудничать с нами и нашей властью. Хорошо ли это и перспективно ли для нас, зависит от перспектив такого всемирного, весьма вседозволенного развития капитализма.

Теперь уже будет разумно разобраться в перспективах такого развития для мировой экономики и нынешнего капитализма, чтобы ответить на вопрос «Успеваем ли мы вскочить на уходящий поезд, или хорошо, что не прыгнули на поезд начавший уже катиться назад под гору?»

Следует конечно подчеркнуть, что некапиталистических обществ не бывает в принципе, просто мы привыкли называть капиталистической модель, где капитал играет не только центральную роль в определении направления развития экономики и всех сфер жизни, как в 20-м веке, а ныне и формирует ментальность народов, меняя их образ жизни, мыслей и технологию существования (учитывая приспособленческую гибкость человека). Теперь уже надо вести речь о навязывании уже даже не шкалы ценностей, а системы мировозрения, где не остаётся места не только религиозным ценностям и мировоззрениям, но и понятиям «родина» и «семья».

Очевидно, что глобальный капитализм 21-го века поставил цель устранения всего свойственного человеку — личности и человеку-ценности, способного соответственно на поступки, прорывы и неудачи, заменив его на объект, обречённый на бессознательное потребление, либо обрекая его на разборку по аналогии устаревшего робота, т. е. утилизации.

Все это означает, что человек со своими бедами не только не сможет прийти к Богу в храм, не только к другому человеку-земляку и соотечественнику, но и к самому себе, как к личности, способной на преображение или возрождение в случае неудачи на каком — то этапе. И он, вообще, уже совсем скоро не сможет назвать себя человеком.

Но всё это и есть главное неразрешимое противоречие глобализма, когда для движения вперёд нужны неординарные личности и принявшие правила игры «элиты», но при этом почему — то думающие о потребностях этого прото-зомбообщества, и предлагающие ему действительно что-то нужное, либо то, что можно, по возможности, долго выдавать за нужное. Ибо демократия работает только при экономическом росте. Иначе «граждане» её разнесут или просаботируют, как путь не ведущий к благополучию. Вот тут и возникает потребность в «зомбороботах», как переходной модели от демократии к бизнес-тоталитаризму всемирного типа. И никакой социальный капитализм уже не выполняет никакой роли, и никак не позволяет себя использовать. По большому счёту, он был вынужденной находкой в борьбе с СССР, а позже использовался как витрина, подтверждающая безумный рост индексов на бирже.

Противоречие второе, более губительное для демократического глобального капитализма — это нацеленность на рост любого производства. Любой ценой, в любом виде, даже путём коммерческих махинаций, и не только в финансовой сфере с деревативами и пр. Фин. — юр. продуктами, а уже и с промышленными товарами и продовольствием, и в производстве лекарств, даже если объёмы производства достигли максимума потребления просто по численности населения планеты. Уже тотально активно ищутся и широко применяются технологии, искуственно сокрашающие срок службы товаров длительного пользования, что может привести частного потребителя к неожиданному финансовому кризису.

Маркетологи ищут способы пропихивания товаров потребителю, потребление которых и так в десятки раз превышает допустимые нормы потребления, с точки зрения сохранения здоровья. Глобальное общество перешло не только к разорению сограждан путём отсева добродушных и доверчивых оптимистов в утиль, но и к переводу (перемалыванию) природных ресурсов, причём сознательному. Именно отсюда такое взрывное с 70-х развитие вторичной переработки сырья. Если бы не оно, то капитализм рухнул уже давно.

Сегодня в западной экономике уже не стоит задача производить швейные машинки «зингер», рельсы «крупп», которые служат и сегодня без признаков ржавчины и ремонта, но уже давно разорили своих добросовестно производивших их капиталистов. Капитализм корпоративного типа стал неэффективен и разорителен. Он стал финансовой соковыжималкой и финансовым лохотроном. Социальный капитализм исчерпан. Вытесняемый новыми технологиями контингент превысил все возможности государств по его абсорбции в сфере услуг, шоубизнесе спорте и пр. Нет столько налоговых источников. США имеют долг не 20 трл. долларов, если учитывать дефициты пенсионных фондов и прочие обязательств вторичного рынка, а много больше.

Но и этим, как оказывается, не исчерпываются внутренние противоречия глобального капитализма. Разрушение традиционного общества начал первичный капитализм ещё 19-го века и пришёл к своему логическому концу. Он уже не может обеспечить разумное потребление ресурсов на планете в условиях «демократии». Необходимо опустить занавес хаоса над миром, и почистить планету от традиционалистов, не вошедших в «золотой миллиард», а потом, под влиянием ужаса от увиденного, получить лояльный к снижению уровня жизни, послушный «золотой миллиард». Способ уничтожения кредиторов — испытанный последний аргумент на «стрелке».

Да и ещё большой вопрос, нужна ли будет Западу его демократия тогда — без противников в мире. Зомбороботы — это хороший старт какого-то иного, менее ответственного перед обществом проекта. А оставшийся «золотой миллиард» станет скорее бронзовым, чем золотым. Сказки о золоте здесь, скорее, очередной маркетинговый трюк для спешки глупцов на «поезд страха».

Этот «бронзовый миллиард» и будет, по логике, первыми настоящими зомбороботами, которые явятся примером того, как на новом витке цивилизации можно вернутся в доисторическую эпозу с дохристианской и даже домусульманской и добуддийской нравственностью и моралью. Что уже активно и успешно на наших глазах в «прогрессивной» части человечества и реализуется.

Почему «зомбо» — бесчуственные к чужой боли созерцатели. «Роботы» – очевидно, беспрекословные, встроенные в матрицу технологические единицы исполнения чужой воли.

Западная модель капитализма (глобального) или, даже точнее, тотального капитализма, пришла к своему логическому концу, выраженному в мудрых сказках всех древнейших народов (американцы их не знают, поскольку к ним не относятся, то и спрос с них не велик), который ярко выражен в сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке». Обаме разумнее было-бы пару деньков у разбитого корыта посидеть и подумать о мужском начале Западной цивилизации, странным образом подчинившейся бабьей, эгоистической глупой, недалёкой логике, и о бабьей ментальности России и др стран Востока, при зтом способным проявлять, в отличие от Запада, в критические моменты истории истинно мужскую сущность и фатальную стойкость. Возможно, каждая медаль имеет свою оборотную сторону. Америка скоро узнает свою в полной мере.

Следует в такой ситуации, ориентироваться не на производительность труда на рабочем месте или предприятии, а на производительность общества. Вообще, натуральное производство есть продукт всех остальных сфер услуг, и именно они являются затратами на него. Только они бывают производительными, инвестиционными и утилизационными. Общество, способное их правильно оценить и развить, имеет шансы на будущее производство натурального продукта, или не имеет его.

Новая модель зкономического процветания, неизбежно, должна учесть несколько десятков важнейших особенностей технологий будущего, сырьвой коньюнктуры будущего, демографии, климата, этно-культурных закономерностей, и способностей народа к созиданию в различных политических условиях.

1. Максимальная сырьевая бережливость.

2. Сочетание стремления к максимальной экономической эффэктивности путём перехода от ручного труда к роботизированным и автоматическим линиям, но и к переходу на качественную дорогостоящую продукцию ручного труда, для эффективности ментальной трудосберегающей политики и роста качества жизни всего общества, при этом не противопоставляя производительность труда банковского служащего и токаря, что приводит к деиндустриальной американской болезни и безработице для отличных токарей и пр.

3. Отказ от неоиндустриализации крупнозаводского типа производств с переходом в штучное принтерное, либо массовое на линиях – автоматах, но при обязательно резком росте качества продукции, при различных по масштабам сборочных заводах.

4. Политизированность экономики в вопросах управления естественно-монопольными секторами экономики уже произошла, и должна привести их к деприватизации, особенно в энергетике и транспорте, подшипниковом и пр. подобном производстве для роста долговечности и качества их продукта, а так-же снижения их себестоимости.

5. Максимально возможная автаркичность производства позволит избежать внешних кризисов и загрузить работой своё население

6. Относительное процветание достигается правом частной собственности прежде всего в легкой, обрабатывающей, перерабатывающей и торговой индустрии. Особенно важное значение в этом обеспечивается внешнеэкономической конкурентноспособностью и торговым балансом.

7. Следует уделить особое внимание сращиванию отраслевой и академической науки путём стимулирования заказов промышленностью научно-технологических решений проблем своего развития, и перетоком части этих средств оттуда в академическую науку через налоговые льготы и договорно правовые положения о связях отраслей.

8. В сфере строительства следует перейти на строительство максимально долгосрочных и наиболее энергоэффективных сооружений во временном и производственном суммарном разрезе.

9. Образовательная и семейная политика должна вернуться от феминизма и равноправия к оптимально перспективному развивающему и гендерно-функционально ориентирующему. Ложно понимаемая упрощенная трактовка положения женщин, обернувшаяся «женским шовинизмом» и саморазрушительным потребительским отношением к семье, должна смениться на продуктивную зависимость и нравственно очищающую борьбу за уважение в семье взаимозависимых ее членов.

10. Нравственное общество — это не тогда, когда сироты счастливее обычных детей, а больные радостнее здоровых. Нравственное общество — это общество, когда сироты и больные не чувствуют себя среди чужих людей, как и обычные дети, и взрослые.

11. Независимая и защищённая система экономики, зто не тогда, когда твои реквизиты и пароли в сохранности, а когда на них не ведётся охота в виду её бесполезности.

Создание Тихоокеанского торгового партнёрства, где якобы полностью будут ликвидированы таможенные пошлины, есть завершающий шаг глобализма к разгону валютной войны до конца. И от этого нужна защищённая финансовая система и рынок. Золото может это обеспечить, но при сочетании с новыми и старыми проверенными технологиями.

Дата первого опубликования:
0
816

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!