К дню памяти и скорби

Никнейм автора:
Тип статьи:
Участники

К дню памяти и скорби ТВ приподнесло нам «подарок», говорят, что МО РФ впервые расскретило подлинные документы начала ВОВ, из которых меня заинтересовало два: Приказ №1 от 22 июня 1941 г. и черновик директивы ГШ, подписанный Жуковым, об ответных мерах на агрессию. Первый документ известен давно, входящую копию его, обнаруженную в документах штаба ЗапОВО, Министерство обороны опубликовало еще в 2013 г. Смысловая часть второго также рассекречена давно (акт вх. 402 от 8.5.2001). Оба они из штаба ЗапОВО. Отличий немного.

  • П.2 вх. Самой Директивы, звучит так:«Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить внезапный удар немцев или их союзников"
  • В шифровке командующим 3, 4и10 армиям ЗапОВО для немедленного исполнения за подписью Павлова и Климовских был транслирован приказ Наркома, в котором п.2 звучит уже так «Одновременно войскам ЛВО, ПРИБОВО, КОВО и ОДВО быть в полной боевой готовности встретить внезапный удар немцев или их союзников»

Обратимте внимание: этот приказ был актуален именно войскам Западного Особого военного округа, а он из шифровки почему-то исключен?! Можно подумать, что чисто по-человечески люди в штабе ЗапОВО испугались войны и допустили ошибку. А может нет?

<p "="">Дальше. Приказ из наркомата поступил в штаб ЗапОВО в 0 час 45 мин, исх. шифровка по армиям округа поступила в шифровальный отдел в 1:45, т.е. один час понадобился командующему и начальнику штаба округа, чтобы явиться в штаб, обсудить шифровку и принять решение разослать ее по войскам. Из сравнения этих двух документов так же можно установить, что для шифрования этой директивы шифровальщикам Округа понадобилось 40 мин (поступила шифровальщикам в 1:45, разослана в зашифрованном виде в 2:25). До рассвета, который в этот день начинается в 3:40, оставалось чуть больше одного часа. До нападения немцев на позиции ЗапОВО один час.

Сам Приказ №1 выглядит очень странно. В 22:10 21 июня 1943 г. Главнокомандующий Тимошенко и начальник ГШ покинули кабинет Сталина, показав ему предварительно проект приказа №1. Скорее всего Сталин, будучи в то время Председателем СНК, сказал что-то типа: по агентурным данным-де не исключена вероятность нападения немцев на СССР, однако не исключена и возможность провокации типа той, что была год назад в Гляйвице. и попросил это учесть в Приказе. И вот Тимошенко с Жуковым почти два часа оттачивали Приказ, который мы видим на сайте МО РФ


В условиях надвигающейся войны два часа это очень много За это время вполне можно вывести войска на позиции. Заправить танки горючим и боеприпасами, и перебросить самолеты на запасные аэродромы подальше от границы. Но нет, Главнокомандующий и начальник ГШ пишут эти двадцать строк до начала первого ночи 22 июня. И создают шедевр.

Что значит привести войска в полную боевую готовность. Это, как минимум,

  • офицерский состав переводится на казарменное положение;

• отменяются все виды сборов, отпуска;

• все подразделения возвращаются в расположение;

• техника текущего довольствия снимается с кратковременного хранения;

• АКБ устанавливаются на технику текущего довольствия;

• учебно-боевая техника и вооружение загружаются боеприпасами;

• усиливается наряд;

• устанавливается круглосуточное дежурство ответственных офицеров штабов;

• проверяется система оповещения и сигнализации;

• прекращается увольнение в запас;

• архивы готовятся к сдаче;

• оружие и боеприпасы выдаются личному составу.

Каждое из этих мероприятий противной стороной может рассматриваться как подготовка к нападению, т.е. как провокация. Тем более если раздать боевые патроны всем сотням тысяч военнослужащих на границе, то так же нет никакой гарантии, что кто-нибудь не выстрелит в противника, и тем самым будет нарушен приказ. А ведь задачей войск в этом документе названо «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Не защита своей Родины, а избежание провокации.

Смысл этого документа в том, что как бы не развивались события Тимошенко с Жуковым себя обезопасили: они дали команды на все случаи жизни, а именно: приказали привести войска в готовность №1 и при этом приказалине отвечать на провокации. Зачем нужно оружие, если из него нельзя стрелять? То, что в одном и том же пункте приказа №1 есть взаимоисключающие требования, их не волнует. Вот на что они потратили два часа столь дорогого времени.

Ну, вот и поставьте себя на место командующего ЗапОВО генерала Павлова, что ему делать? Не приведешь в состояние повышенной боевой готовности — не выполнишь приказ, приведешь, а войска в ответ на немецкие шевеления начнут отвечать боевыми – опять не выполнишь приказ. Надо было быть гением, чтобы выполнить такой приказ, а по-видимому, Павлов таковым не был.

Вернемся к самому приказу №1.В ту короткую июньскую ночь у войск, стоящих на границе, возможности выполнить приказ и не было: Тимошенко с Жуковым настолько затянули время с отданием приказа, что когда он поступил в штабы армий военных округов, остался всего только час, полтора до нападения, за это время патроны-то не успеешь раздать, не говоря о том, чтобы скрытно занять огневые точки УРов, и рассредоточитьи замаскировать авиацию по полевым аэродромам.

Второй документ – это запись от руки в каком-то блокноте (по-видимому, в секретной тетради)

Текст рассекречен со второй страницы. Виден вх. 5149 Оперативного управления ГШ от 7.08.1941. Написано от рукисиним цветным карандашом.

Военным советам ЛВО, ПрибВО(? неразборчиво), ЗапОВО, КОВО, ОДВО

Копия Наркому ВМФ

№2, 22.6.41 г.7.15

22 июня 1941 г. 04 часа утра немецкая авиация без всякого повода совершила налеты на наши аэродромы и города вдоль западной границы и подвергла их бомбардировке. Одновременно в разных местах германские войска открыли артиллерийский огонь и перешли нашу границу.

В связи с неслыханным по наглости нападением со стороны Германии на Советский Союз приказываю:

Войскам всеми силами и средствами обрушится на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу.

Впредь до особого распоряжения наземными войсками границу не переходить.

Разведывательной и боевой авиацией установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск Мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить основные группировки его наземных войск. Удары авиацией наносить на глубину Германской территории до 100-150 км. Разбомбить Кенигсберг и Мемель.

На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать.

________________________________________________________________

Тимошенко, Маленков, Жуков

Далее( по-видимому, на обороте последнего листа) простым карандашом

ЗапОВО 810 22/6

Принял неразборчиво

Передал неразборчиво

Синим карандашом

Т. Ватутину

Румынию бомбить

Жуков

В правом нижнем углу простым карандашом

Народный комиссар обороны приказал территорию(неразборчиво) и румынские…на терри…авиац…б…

Похоже, что это проект приказа №2 Главнокомандующего Наркома обороны Тимошенко. Есть даже время, когда его начали писать 7:15.22/06/41.

В это время и Тимошенко и Жуков были в Кремле в кабинете Сталина. Текст написан синим цветным карандашом, что было принято в кабинете Сталина. Жуков писал явно под диктовку Сталина и текст отчетливо передает эмоции последнего: гнев и возмущение. Почему документ подписан только тремя лицами: Тимошенко, Маленков, Жуков.

Тимошенко –понятно он в тот момент Главнокомандующий, а это проект приказа № 2 по вооруженным силам. Жуков – начальник генштаба, он писал этот приказ и ГШ должен этот приказ разослать по войскам. Почему Маленков? От партии, как Секретарь ЦК ВКП(б). Всего на тот момент их было четверо: Жданов, Маленков, Андреев, Щербаков. В кабинете Сталина на момент написания из этой четверки (не считая Генсека) был только Маленков, а он, по жизни и был секретарем Сталина по партии.

Был ли этот документ разослан по назначению? Хороший вопрос. На втором листе документа отчетливо видна печать Оперативного управления Генштаба РККА с регистрационным номером вх. № 5149 от 7.08.1941 г.

Именно Оперативное управление ГШ рассылает такие приказы по войскам, имея для того и шифровальщиков и средства связи. Если документ зарегистрирован 8 августа, то, значит, ОУ ГШ его 22 июня не передавало, ибо он тогда еще не поступил. С другой стороны есть еще одна печать, на которой неразборчиво читается что-то вроде ОТДЕЛ ОБЩЕЙ ПОДГОТОВКИ Опер и дальше неразборчиво со своим входящим 0776поверх написанного карандашом слова ПРИБВО, дата регистрации 22.6.1941 г. На странице, помеченной цифрой “– 4-“, над каждым словом, начиная со слов «мощными ударами…», стоят галочки, как если бы кто-то передавал телефонограмму и отмечал галочками переданные слова. Создается впечатление, что текст с первых трех станиц был уже где-то на рассылке и вдогонку авторы добавили текст

«мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить основные группировки его наземных войск. Удары авиацией наносить на глубину Германской территории до 100-150 км. Разбомбить Кенигсберг и Мемель.

На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать.

Тимошенко, Маленков, Жуков»

Текст последней четвертой станицы отличается большим пафосом и пропагандистским накалом. По-видимому, это связано с появлением в кабинете нового лица, которого не было раньше. Таковым может быть только Маленков. Он появился в Кремле в 7:30, когда текст был уже написан и отдан в ОТДЕЛ ОБЩЕЙ ПОДГОТОВКИ, вот почему его пришлось диктовать по телефону и передавать как телефонограмму.

По тексту есть еще одно замечание.Фраза

«Впредь до особого распоряжения наземными войсками границу не переходить»

может означать, что авторы, несмотря на получение ноты об объявлении войны, все еще надеялись «партнера по Пакту» образумить(разбомбить Кенигсберг) и полномасштабной войны избежать.

И еще. Информация, подаваемая Сталину, окружением тщательно фильтровалась, иначе, зная истинное положение дел, он бы не допустил хвастливых слов«разбомбить основные группировки… удары авиацией наносить на глубину … до 100-150 км. Разбомбить Кенигсберг и Мемель».

P.S.Лишний раз убеждаемся в том, что на ХХ съезде Н.С.Хрущев беспардонно врал, что-де

«… когда началась война, у Сталинасобрались члены Политбюро. Не знаю, все или только определенная группа, котораячаще всего собиралась у Сталина. Сталин морально был совершенно подавлен и сделал такое заявление: «Началась война, она развивается катастрофически.Ленин оставил нам пролетарское Советское государство, а мы его просрали». Буквально так и выразился. «Я, — говорит, — отказываюсь от руководства», — и ушел. Ушел, сел в машину и уехал на ближнюю дачу. «Мы, — рассказывал Берия, — остались. Что же делать дальше? После того как Сталин так себя показал, прошло какое-то время, посовещались мы с Молотовым, Кагановичем, Ворошиловым (хотя был ли там Ворошилов, не знаю, потому что в то время он находилсяв опале у Сталина из-за провала операции против Финляндии).Посовещались и решили поехать к Сталину, чтобы вернуть его к деятельности, использовать его имя и способности для организации обороны страны. Когда мы приехали к нему на дачу, то я (рассказывает Берия) по его лицу увидел, что Сталин очень испугался. Полагаю, Сталин подумал, не приехали ли мы арестовать его зато, что он отказался от своей роли и ничего не предпринимает для организации отпора немецкому нашествию? Тут мы стали его убеждать, что у нас огромная страна, что мы имеем возможность организоваться, мобилизовать промышленность и людей, призвать их к борьбе, одним словом, сделать все, чтобы поднять народ против Гитлера.Сталин тут вроде бы немного пришел в себя. Распределили мы, кто за что возьмется по организации обороны, военной промышленности и прочего».

А ведь, собственно, на этом вранье и основана вся либеральная парадигма о роли Сталина в войне. Именно на этом вранье основано стыдливое замалчивание роли Верховного Главнокомандующего в Победе (народ победил вопреки Главнокомандующему!!!).

Дата первого опубликования:
+1
727

3 комментария

13:55
Так как по техническим причинам Приказ №1 в статье пропал, я привожу его в своей нотации
ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР №1
1. В течение 22-23.6.41 возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО.
Нападение немцев может начаться с провокационных действий.
2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.
Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить внезапный удар немцев или их союзников.
3. ПРИКАЗЫВАЮ:
а) в течение ночи на 22.6.41 г скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;
б) Перед рассветом 22.6.41 рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать.
в) Все части привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов.
Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить
ТИМОШЕНКО, ЖУКОВ
23:38
О чем эта статья? Все эти приказы и воспоминания я читал в прессе в конце 80-х, начале 90-х годов.
18:52
Документы рассекречены в июне 2018 г. Вы не могли их читать.