Военно-полевой роман по книге М.З.Юрьева "Третья Империя"

Никнейм автора:
Тип статьи:
Участники

Военный роман. Основание: книга М.З.Юрьева «Третья Империя»

15 мая 2038 года, Российская империя, регион Израиль, Иерусалим

Информация взята из личного файла опричника корпуса стражей, Ближневосточной рати Российской империи, Сильвестра Грина.

Идти от деревеньки Джаббар-аль-Муккаббар, что примыкает к району Армон-а-Нацив, где расположены казармы опричников до Старого города быстрым шагом, где-то минут тридцать. Раньше это была арабская деревня, находящаяся прямо на границе демаркационной Зеленой линии, установленной после окончания Арабо-израильской войны 1948—1949 годов между Израилем, с одной стороны, и Ливаном, Сирией и Иорданией с другой. Несмотря на фактическую принадлежностью, жители ее к Израилю были нелояльны, и деревня была рассадником террора в прилегавшим к ней районах Иерусалима.

В 2021 году во время войны Российской империи с Халифатом, 80% арабского населения Израиля перешло на сторону войск халифа Махди, а после установления перемирия и превращения Израиля в остров, согласно мирному договору, было депортировано в Халифат, наряду с теми арабами кто принял такое решение добровольно. В тот же период в Израиле была дислоцирована ближневосточная рать-контингент опричников численностью в 30 тысяч человек.

Пока я наговаривал свой дневник в распознаватель речи, я и не заметил, как дошел до Яффских ворот Старого города. Я прибыл в расположение рати пару дней назад и еще не успел здесь побывать, но в мозгу уже всплыла однажды виденная мной подробная карта всех переходов этого древнего места. Мой путь сегодня к храму Гроба Господня, в месте где я закончу свою службу Отчизне как солдат.

Срок службы опричника-воителя сейчас ограничен 65 годами и возраст этот периодически повышается, благодаря достижениям анти-возрастной медицины. Но и требования к физической подготовке тоже невероятно высоки для опричников и просто недосягаемы для земских. Население воинственного по отношению к нам Халифата 2,5 млрд и более чем в два раза превышает численность населения нашей Империи, а их армия в момент военных действий может насчитывать до 100-120 млн человек, что в 10 раз превышает нашу собственную. В таких условиях остается претворять принцип: «Воюй не числом, а умением». Причем собственным, воюют в Империи только опричники, земское сословие не призывается и военному делу не обучено.

Опричник сам по себе самая совершенная боевая машина на планете Земля, способная эффективно действовать как в составе группы, так и сам по себе. Отряду опричников совершенно не страшна потеря командира, так как его мест о тут же занимает любой боевой товарищ и подразделение остается таким же боеспособным.

Я ветеран. В этом году мне исполняется 65 лет. Я довольно редкий экспонат из самой первой волны опричнины 2013 года набранной после принятия конституции Гавриила Великого. Тогда еще мало кто понимал, как это будет выглядеть на самом деле, но чувствовалась причастность к чему-то великому. Конкурс на вступление в то время был огромным, но огромным был и отсев. Кто-то не проходил техно-допрос, кто-то медкомиссию, был большой отсев за годы обучения, так как многие не выдерживали физических нагрузок и специфического образа жизни. Зато из тех, кто остался и получилась та непобедимая армия, с чьей помощью Гавриил Великий создал Российскую империю и поменял мировой порядок.

Опричники не боятся смерти в бою, отдавая жизни за Империю, они тем самым выполняют свой высший долг, но намеренно они этого не делают. Тем не менее процент безвозвратных потерь в первые годы ведения боевых действий был значительно выше нынешнего. Сейчас такого не происходит, именно поэтому 30 тыс. опричников, 5 тысяч из которых укомплектовывают экипажи Ближневосточной группировки имперского флота и военно-космических сил, вполне достаточно для обороны острова Израиль от почти 350 тысячного африканского корпуса Халифата, расположенного через пролив.

Я зашел в Старый город через Яффские ворота, повернул налево и пошел вниз по отполированным туристами ступеням, не отвлекаясь на окрики торговцев. Пройдя метров двести, я повернул налево в широкую арку и, пройдя еще метров сто, с левой стороны, увидел вход во дворик перед храмом и вошел в него.

Последнее время, так как срок моей службы подходил к концу, я часто думал, как жить дальше. В материальном плане вопросов не было, каждый опричник по достижению шестидесятипятилетнего летнего возраста, помимо зарплаты, получает пожизненную пенсию на которую можно и земскому хорошо жить, а уж привыкшим к аскетизму и давшим обед умеренности опричникам и подавно. Проблема в том, что после выхода на пенсию опричники могут служить только в корпусе правителей, где каждому найдется применения.

Но это не для меня. Я начал службу по призыву в восемнадцать лет в армии РФ и сразу попал в Чечню, потом вторая Чеченская компания, годы службы в разведке, запись в опричники, кадетский корпус, участия в войне с США, Европейская компания, последующее участие в подавлениях бунтов в разных частях Империи. Было все. В моем теле столько титановых протезов и замененных органов, что хватит на целый взвод. Вся моя жизнь, душа и тело посвящены Империи. Конечно я смогу вести патрулирование в городах в режиме свободного поиска, но удовлетворения это не приносит.

Я специально подал раппорт лично Императору Михаилу III о переводе в Ближневосточную рать, зная, что он мне не откажет. Здесь давно пахло готовящейся с Халифатом войной, и я надеялся, что успею на нее. Судя по донесениям наших агентов, Халифат активно готовится к нападению на Империю в районе острова Израиль, а значит, что опричники наконец-то смогут размяться в схватке с настоящим противником.

Зайдя в храм Гроба Господня, я встал на колени перед надгробием и прислонился губами к холодному камню. В эту же секунду за спиной раздался оглушительный свист и взрыв, заставивший мое тело инстинктивно отпрыгнуть в глубину храма метров на десять, затем еще один и еще. Ну что ж, похоже мои молитвы были услышаны. Война началась….

Продолжение следует.

Начало в предыдущем выпуске. (по книге М.З.Юрьева «Третья Империя»)

Долгожданная мною война с Халифатом началась, но встретил я ее совсем не так ожидал. Вместо того чтобы быть на линии фронта в составе своего разведывательного взвода, я оказался под завалами храма. Видимо одна из сверхзвуковых ракет угодила в стену и, в результате ее обрушения, мое тело оказалось зажато в тесном пространстве, образовавшемся между упавшими каменными колоннами второго этажа. Я не мог двигаться, но хорошей новостью было то, что конечности мои придавлены не были, а значит краш-синдром мне не грозил. Было бы обидно потерять руку или ногу в самом начале войны. Конечно потом поставят биопротез, но реабилитация и возврат в боевое состояние займет минимум полгода.

Я не умру от удушья, воздуха было достаточно, и знаю, что меня найдут. Отследят сигнал маяка УПО, который снимает все мои жизненные показатели, анализирует биохимический состав крови, уровень адреналина, гормонов и еще кучу других показателей, и отправляет все эти данные на центр. Но поскольку в центре увидят, что я всего лишь обездвижен и мне ничего не угрожает, то я могу пролежать тут от суток до недели, так как при отражении наступления Халифата найдется много более важных дел.

Каждый опричник империи на виду у центра, благодаря введению системы УПО (Универсальный Помощник Опричника) пять лет назад. УПО — это одно из последних новшеств, разработанных учеными Империи. Он представляет собой комплекс из 5-7 биороботизированных микростанций (размером 1 мм), которые непрерывно курсируют по организму, в основном по кровеносной системе, отслеживают жизненные показатели, способны самостоятельно ставить диагноз, проводить нейро- или кардио- микрохирургические операции, несут на себе обезболивающие, тонизирующие, дезинфицирующие, антивирусные и противомикробные средства. С ней опричник может пить воду из любой канавы, устойчив к природным и искусственно синтезированным ядам, действовать в эпицентре пандемий или радиоактивно-зараженных районов, выживать после смертельных ранений и всегда быть на виду у центра. Разработка УПО потребовала колоссальных средств, но Империя богата и может позволить своему служилому сословию такую роскошь.

Официально приобрести, УПО может любой гражданин Империи, но вот стоить это удовольствие будет около 30 тыс.рублей, что приблизительно равно суммарной зарплате среднестатистического жителя Империи за восемь лет. Удовольствие для богатых, да и не всех хотят постоянно быть на виду, зная, что всех их перемещения, и не только отслеживаются. Иностранным гражданам УПО не продается. Конечно, были нелегальные покупки капсул (УПО выглядит как обычная капсула от головной боли), но после ее попадания в организм и активации центр получает данные ДНК владельца, и если данных о гражданине нет в едином реестре жителей, то УПО таинственным образом дезактивируются, и станции превращаются в опасные, курсирующие по сосудам и вызывающий тромбоз инородные тела, а при попытке извлечения самоуничтожаются. Вывезти капсулу УПО из Империи тоже не представляется возможным, потому что после выдачи в Центре УПО (единственном подобном учреждении) она должна быть помещена в организм человека в течение 15 мин или в ней произойдет необратимая химическая реакция. Срок службы УПО 5 лет, затем происходит биодеградация.

Что обычно делают опричники, оказавшись в обстоятельствах подобно моим? Правильно, погружаются в глубокой медитативный транс, при котором резко замедляется обмен веществ и снижается расход энергии. Прекращаются естественные выделения тела, и его температура падает до 32.5-33 градусов, а пульс до 25-30 ударов в минуту. В таком состоянии без особых последствий можно провести до месяца и самостоятельно вернуться в сознание, нисколько не потеряв боевой формы. Проведя более месяца в таком анабиозе выйти из него самостоятельно проблематично и требуется помощь медиков. Раньше, до изобретения УПО бывали случаи, что находили и возвращали к жизни опричников из четырех и даже пяти месячного анабиоза, если окружающие условия способствовали сохранности тела.

Я начал погружение в транс мысленно приказав телу проснуться через три дня, а памяти перенести меня в 2013 год, в кадетский корпус на приполярном Урале, в место, где все началось.

Обучение в кадетском корпусе опричников длится пять лет (сейчас восемь) и было не похоже ни на один процесс подготовки, виденный мной, да и кем-либо еще ранее. Сам корпус располагался в гористой местности республики Коми, в 300 км от Нового Лондона (ранее Сыктывкар или Усть-Сысольск) и представлял собой огороженную и практически изолированную от внешнего мира территорию площадью 40 квадратных километров на которой располагались казармы, полигоны тренировочные базы, склады и корпуса и одновременно готовились 150 тыс. опричников. Таких кадетских корпусов по всему Российскому Союзу было создано пять и каждый из них имел свою специфику. Наш кадетский корпус опричнины им. Маршала СССР Г.К. Жукова готовил спец. наз.-военную элиту опричников, штурмовые и разведывательно-диверсионные бригады.

Путь любого опричника начинается не с кадетского корпуса, а призывного пункта обычно расположенного в крупных городах Империи, где после подачи заявления, протокола, успешного прохождения техно допроса и медкомиссии, кадет отправляется на МРТ головного мозга, с очень высокой степенью детализации (1 мк) структур ассоциативных полей лобного доли. На основании этих результатов определяется предрасположенность опричника к тому или иному роду войск, определяются его сильные и слабые стороны. Такая система очень рационализирует опричнину, ведь кадет попадает именно туда где сможет проявить себя лучше всего и практически исключаются ситуации, когда кадет отслуживший два или три года понимает, что ошибся с выбором.

Я попал в корпус им. Жукова, и со временем осознал, насколько это было моим местом.

По началу особенно удивлял меня наш преподавательский и инструкторский состав. Российский союз на тот момент тратил значительные средства на привлечение в кадетские корпуса различных учителей восточных единоборств и рукопашного, ножевого и мочевого боя из Японии, Китая, Кореи и из остальных стран азиатского региона, а также индийских йогов, тибетских монахов, филиппинских хиллеров. Там были психотерапевты, мастера гипноза, внушения и управления соматикой тела. К каждому приставлялись наиболее подходящие кадеты, которые перенимали их мастерство с тем, чтобы в дальнейшем уже самостоятельно обучать новобранцев.

Обучение занимало все наше время и включало также изучение прикладных естественных дисциплин и, конечно, военных.

Несколько раз в году опричники проходили испытания, от успешного прохождения которых зависело дальнейшее обучение или собственно жизнь.

Похоже меня выбросили из вертолета прямо в сугроб метров с десяти, сознание вернулось в тело еще в момент полета и мне удалось сгруппироваться и без последствий плавно погрузиться в снежную массу. Уже через секунду я выбрался из сугроба и, нажав на глазные яблоки, чтобы быстрее адаптироваться к темноте, смотрел вслед удаляющемуся вертолету. В первую очередь я оценил обстановку, зимняя ночь, температура где-то -25С по Цельсию, я совершенно голый и к правой руке привязан маленький футляр, в котором находится задание. Вертолет прибудет за вами через неделю. И все. На этот раз мне предлагалось продержаться в покрытых лесом горах, зимой, абсолютно голому, без какого-либо оружия неделю. Ну что ж, за три года обучения не в первой. А пока чтобы согреться я сел на снег и начал активировать в теле потоки энергии Ци, разгоняя ее по кругу от солнечного сплетения вниз до промежности, а потом подымая ее по позвоночному столбу до темечка. Через 10 мин все мое тело горело огнем и холод отступил. Этого мне хватит где-то на час. И тут же неподалеку я услышал волчий вой, потом еще и еще один. Стая была где-то метрах в 100 к востоку от меня.

Главное, чтобы они меня учуяли или услышали. Я сложил руки у рта и довольно правдоподобно сымитировал олений рев, потому что, судя по воцарившейся тишине стая направлялась в мою сторону.

Едва приблизившись, крупный вожак сразу прыгнул, целя зубами мне в горло, но чуть отклонившись от сверкающей пасти, еще в полете я нанес ему страшный концентрированный удар кулаком, сломавший ему позвоночник, так что на землю вожак упал уже мертвым. В ту же секунду два других волка прыгнули на меня одновременно с двух сторон. Нырнув под одного, я оказался у него за спиной и, схватив его за задние лапы, подбросив, приложил мордой об дерево. Оставшиеся три волка, видимо, оценив ситуацию бросились наутек, а я начал готовить себе одежду. Я некрупных размеров и поэтому две волчьих шкуры отлично решили вопрос. В паре километров от места десанта я нашел небольшую пещерку и завалив ее камнями изнутри, чтобы меня не сожрали дикие звери, погрузился в транс.

Продолжение следует…

— Смотри, вот еще один лежит, похоже он мертв! Скорее сюда! Звуки голоса проникали в мозг и постепенно возвращали меня в сознание. Казалось я слышу русскую речь, но потом я осознал, что говорят по-арабски, причем на его магрибском диалекте, и мой еще не до конца проснувшийся разум, переводил их автоматически. Я отлично знаю арабский. Десять лет назад я почти два года воевал в составе Имперского корпуса на стороне Халифата во второй Индо-Халифатской войне на границе с бывшим Пакистаном. Там более полугода шли кровопролитные бои, в которых обе стороны потеряли не меньше миллиона человек. Наш корпус действовал вполне успешно, как, впрочем, и точно такой же имперский корпус на стороне индусов. Командный состав плотно взаимодействовал генштабом Халифата. Конечно, по началу, мы пользовались автоматическими синхронными переводчиками, но вскоре, к ни малому удивлению стражей ислама, полностью перешли на арабский. Память опричника натренирована таким образом, что при желании он может наизусть запомнить книгу вне зависимости от темы и содержания. Отдельные индивидуумы могут запомнить информацию даже на неизвестном им иностранном языке, как в письменном, так и в устном виде. Эйдетика и так широко распространена в имперском среднем школьном образовании, что уж говорить про опричнину, где эта наука освоена на высочайшем уровне мастерства. У опричников нет особой нужды специально изучать иностранные языки, но любой опричник знает два-три языка, помимо русского и своего родного, если он является русским по процедуре породнения при вступлении в опричнину. В случае же необходимости достаточно недели (при условии полного погружения в процесс) в течение которой опричник запоминает до десяти тысяч слов и комбинаций грамматических конструкций, которых с избытком хватает для понимания большинства языковых тем. Еще неделя уходит на тренировки с носителями языка, ведь для успешного использования ему необходимо наработать и закрепить все языковые навыки.

Тот факт, что обнаруживший меня человек, говорит на арабском, сильно озадачил меня и я решил не подавать признаков жизни до более полного понимания ситуации.

-Давай вытащим его отсюда, был приказ собрать всех убитых и раненых для выяснения личности, помимо имперских, здесь могут быть граждане других стран, место ведь туристическое.

Две пары сильных рук, рывком подняли мое тело с каменного ложа.

-Точно мертвяк, был бы живым, давно обгадился бы.

Я приоткрыл глаза и увидел перед собой воина в куфие и респираторе, и тут же в нос ударил тошнотворный запах разлагающейся плоти.

Похоже я пробыл в трансе минимум неделю, за это время никто в Храме не появлялся и завалы не разбирались. Что же произошло? Десяток предположений одновременно возник в моей голове.

Меня вынесли во дворик Храма и бесцеремонно швырнули на каменные плиты. Я намеренно не стал группироваться, и когда моя голова со звоном ударилась о каменные плиты, я как бы непроизвольно издал слабый стон. Это не осталось незамеченным для воина.

-Э-эх, да он еще жив. Похоже без сознания, может в коме. Ахмед, зови лекаря.

Через несколько минут мне была введена инъекция чего-то тонизирующего вкупе с психопрепаратом подавляющим волю и возможность произнесения лжи, который сразу был нейтрализован УПО. Опричники периодически проходят техно допросы с применением подобных препаратов и знают их действие, но вот УПО в момент допроса дезактивируется Центром. Данное свойство УПО является военной тайной и не присутствует в гражданском варианте.

Ну что ж отлично-пусть думают, что я под действием препарата, не понимаю языка, все это играет мне на руку. Демонстративно изображая действие инъекции, я открыл глаза и, захлебываясь кашлем, встал на четвереньки.

Небольшой дворик храма был забит солдатами Халифата, а в центре стояла небольшая группа из 10-12 человек, явно неместных. К ней меня то, не особо церемонясь, и потащили два араба.

-Гоните их всех на площадь, там сейчас суд и шейх разберется что с ними делать, приказал гигантского роста даже по меркам опричников, по горло закованный в кевларовую броню негр-десятник, солдатам.

Я придал выражению своего лица ошалелость и испуг, ссутулился и стал выглядеть как типичный гражданский попавший в плен. Параллельно мое внимание привлек тот факт, что на территории Храма присутствовало много рабочих и спецтехники с помощью которой шла активная разборка и погрузка частей Храма на транспортировочные платформы.

Неужели Халифату нужно уничтожение такой значимой христианской реликвии? В том, что Храм вывезут на территорию Халифата. а затем уничтожат у меня сомнений не было. На его территории уже давно не осталось ни одного исторического памятника или храма любого другого вероисповедания кроме ислама. Такого святотатства я допустить не мог и в моей голове начал созревать план.

Пока нас под конвоем вели на площадь, расположенную перед Иерусалимской ириёй (мерией) я оглядывался по сторонам и понимал, что, судя по объему и характеру разрушений тяжелые бои длились тут не меньше недели. Еще недавно радовавшие глаз невысокие иерусалимские строение, облицованные белым камнем сейчас представляли собой оплавившиеся от действия сверхвысоких температур руины с торчащими балками арматуры. Создавалось впечатление, что и Старый и новый город намеренно разрушали.

На площади уже вовсю шлю судилище. Во времена пребывания в Халифате я не раз наблюдал это мероприятие и каждый раз с отвращением думал зачем в середине 21 века они используют этот средневековый по характеру ритуал устрашения воинствующего ислама.

Каждый раз, как и сейчас создавалось впечатление, что машина времени перенесла меня лет так на шестьсот назад.

По середине площади возвышался деревянный помост, устланный коврами, на котором на золотом троне восседал сам Халиф Махди II, ну конечно не он сам, а его голографическая копия. По правую руку на троне поскромнее расположился живой шейх, один из многочисленных родственников, который и руководил всем процессом.

Суд происходил над неверными и заключался в том, что все пленные, а их здесь было несколько тысяч мирного населения, заочно обвинялись в непринятии ислама и измене Халифату. Солдаты вытаскивали из рядов пленных и тащили их к стоявшим по правую руку шейха судьям. Пленным задавались несколько вопросов.

Является ли он гражданином Империи, вероисповедание, и готов ли он отречься от своей ереси и за грехи перед Халифатом стать его вечным рабом.

Учитывая, что все пленные были под воздействием сыворотки правды, солгать не было возможности, и давшим неудовлетворительные ответы тут же выносился смертный приговор, приводившийся палачами отрубавшими пленным головы длинными изогнутыми саблями под рев медных труб.

Если среди пленных попадались приверженцы традиционного имперского ислама, то они сразу признавались еретиками-кафирами и до третьего вопроса не доходили.

Учитывая специфику места и наличия среди пленных большого количества ортодоксальных иудеев, готовых умереть за веру, то площадь представляла собою место адской резни под палящем солнцем и бесконечным ревом медных труб, сливающимся с предсмертными криками невинно осужденных.

— Кто ты? Стоя на коленях перед судьей я услышал заданный мне по-русски вопрос. Я непонимающе замотал головой и ответил по-английски.

— Меня зовут ВладимИр Кастанеда, я гражданин Американской Федерации, католик, режиссер документальных фильмов, приехал со съемочной группой снимать фильм о Иерусалиме и в Храме Гроба Господня, попал под бомбежку в Храме, где пролежал без сознания пока меня не нашли, выпалил я заранее подготовленный ответ.

Судья, видимо, понял мой ответ, потому что приказал солдату поднять меня с колен, а сам быстро взбежал на помост, бухнулся на колени и в таком виде пополз к трону Махди, а лишь потом к трону шейха и начал что-то кричать ему, не поднимая головы.

Выслушав, шейх дал знак стоявшему чуть поодаль тысячнику и практически мгновенно я был подхвачен и вознесен на помост, где был сразу же брошен на колени.

-Можешь встать, произнес шейх,

Я поднял глаза и наконец-то рассмотрел его вблизи. Немолодое, одутловатое лицо, высокопоставленного по рождению чиновника, не выражало никаких эмоций, на меня он даже не смотрел, и в глазах его читалась скука и полное безразличие. Так продолжалось несколько секунд. Наконец он изрек. Кто-то из слуг включил автоматический переводчик.

-Великий Халифат не воюет с Федерацией, ты свободен, иди куда тебе вздумается. В этот момент он наконец-то поднял на меня глаза, и наши взгляды встретились всего на мгновение, однако этого мне было достаточно чтобы передать его подсознанию заложенную мыслеформу. Сам того не понимаю, он вдруг зевнул и продолжил:

-Хотя нет, постой, ты нужен мне здесь, для тебя есть дело и тебе придется задержаться.

Искусство передачи своей воли посредством взгляда или голоса была одной из первых наук, освоенных мною в кадетском корпусе. Искусство состояло в том, чтобы за максимально короткое время подчинить волю жертвы и заставить ее исполнить желаемое таким образом, чтобы ни он, ни окружающие не заметили подвоха. Просто на время превратить обычного человека в зомби, слепо исполняющего твои приказы большого ума не нужно, и большой пользы тоже не будет. Резкое изменение поведения или заметят окружающие, или он сам ничего не будет помнить. А вот сделать это исподволь, таким образом, что жертва и не догадается, что вдруг возникшая в голове мысль принадлежит совсем не ему – истинное искусство доступное в силу особенностей личности далеко не каждому.

Российская Империя, Москва. Имперская канцелярия внешней политики.

Солнечный свет, проникая сквозь стеклянный потолок крыши и многократно отражаясь в его причудливо сконструированных сферах и линзах, в итоге попадал на гигантскую голографическую карту империи, парящую в воздухе, метрах в двадцати над полом, таким образом, что точно отражал время суток в той или иной ее части.

В центре огромной залы находилось что-то вроде римского амфитеатра, на арене которого в виде осязаемой и объемной голограммы шла спутниковая запись прошедших боевых действий на острове Израиль.

Император Михаил III, облаченный в черный комбинезон с серебряными лампасами и галунами, выделялся на фоне других военно-начальников лишь наличием искусно изготовленного скипетра, которым он то и дело указывал на различные детали сражения, то приближая, то отдаляя ту или иную деталь. Его лицо было напряженным, а глаза отражали беспрестанную работу мысли.

Напав одновременно в разных географических точках, лишь на острове Израиль, Халифат впервые применил новый тип вооружения, который принес ему тактический перевес и позволил не только высадить десант, но продвинуться и закрепиться, захватив Синай и всю юго-восточную часть острова, оттеснив силы империи в район Нетании и Петах-тиквы, пытаясь зажать их в котел.

Речь шла об экзоскелетах. Страж ислама облаченный в такой экзоскелет превращался в четырехметрового пятитонного робота, несущего на себе вооружение и броню тяжелого танка, а за счет использования миниатюрного атомного реактора в качестве источника энергии, обладавшего высокой скоростью полета и передвижения, в несколько раз превышающую скорость передвижения опричника в антигравах. Ученым Империи уже было установлено, что недостатком использования такого экзоскелета было то, что при нахождении в нем более двух часов солдат получал дозу радиоактивного облучения не совместимую с жизнью. По сути это был костюм смертника, но Халифат это не волновало. Погибнуть на поле боя-честь для любого стража ислама.

По сути Халифат перенял тактику имперского сухопутного боя, но при этом резко повысил скорость и вооружение тактической боевой единицы пусть и ценой жизни солдата.

При первом столкновении на Синае, опричники понесли непривычно высокие потери и командование приняло решение отступить для смены стратегии и лучшего понимания ситуации, чем напрасно жертвовать человеческими жизнями.

За счет высокой скорости передвижения они резко шли на сближение одновременно обрушивая всю огневую мощь самонаводящихся ракет и крупнокалиберных пулеметов, практически не оставляя шансов цели остаться в живых. При непосредственном контакте они просто разрывали людей на части.

Еще одним неприятным фактором было наличие какого-то защитного силового поля видимо также генерируемым мини-реактором, при попадании в которое пули и снаряды резко теряли в скорости и нанесенный ими ущерб был не так значителен. Разрушить экзоскелет получалось при одновременном попадании из трех ОМИК 12.7 мм снарядами.

-Император, на связи Руководитель отдела разработки современных систем вооружения, Фридрих Фон Гейтсе. Разрешить доступ? Вопрос прозвучал у Михаила третьего прямо в голове и был слышен только ему. Он коротко кивнул и поднял руку, давая знак другим прекратить обсуждение и тут же рядом возникло объемное изображение ученого ничем не отличимое от оригинала с расстояния пятнадцати метров. Пожилой ученый, поклонившись Императору тихим голосом начал свой доклад. Он был немцем и говорил на русском с характерным акцентом.

Суть доклада сводилась к тому, что, основываясь на полученных спутниковых данных с поля боя, есть подтверждения тому что экзоскелет получает ядерную энергию, а значит, есть возможность применения силового поля, останавливающего этот процесс, подобно тому что было применено во времена Двенадцатидневной войны Гавриилом Великим. Проблема заключалась в том, что подобное поле должно быть адаптировано под тип ядерной реакции, а значит необходим образец двигателя.

Продолжение следует…

После того как шейх произнес свой вердикт, ко мне подбежал слуга-распорядитель, старик в красной чалме с вышитой золотом эмблемой халифата.

-Иди за мной, — прошепелявил он на ломаном английском и, ловко соскочив с помоста, почти вприпрыжку побежал к расположенному неподалеку зданию иностранных дел, в котором судя по всему обосновалась Халифатская комендатура.

Пройдя охрану и оказавшись внутри, старик подвел меня к одному из столов на первом этаже и что-то сказал на неизвестном мне диалекте сидевшему за ним служаке. Тот скоро выдал и одел мне на запястье что-то наподобие охранного браслета с арабской вязью, с которого автоматически считывалась информация об мне сканерами военных или силовых охранных установок, которые были расставлены по периметру зоны и давали информацию обо всех перемещениях внутри нее. Если в ней оказывался человек без идентификатора он запросто мог погибнуть, рискую быть застреленным боевым дроном патрулировавшим сектор.

-Сейчас ты свободен, отдыхай, но шейх ждет тебя на вечернюю трапезу после захода солнца, да благословен священный Рамадан, — прошепелявил старик.

-Идентификатор укажет место твоего размещения, — бросил он напоследок.

Идентификатор и правда воспроизвел карту в воздухе с прочерченным путем к месту моей временной дислокации.

Как я понял браслет-идентификатор записывал мои передвижения и скорее всего транслировал это на центральный пункт охраны, вдобавок он явно содержал в себе взрывчатое вещество, чтобы в случае побега оторвать беглецу руку.

Идя по маршруту, который пролегал вверх по центральной улице в направлении знаменитого Иерусалимского рынка Маганей Иегуда, мое внимание привлекла группа оживленно галдящих солдат. Подойдя ближе, я понял, что в центре образованного ими круга затравленно озираясь стоит невысокая девушка, еще совсем подросток, а солдаты яростно спорили и ругались кто из них заберет ее сегодня к себе.

Незаметно я подошел вплотную к группе и, незаметным движением, снял с пояса у одного из солдат стоящего ко мне спиной ручную гранату.

Тут же я протиснулся сквозь них и с громким криком: «Девочка моя, ты жива!», обнял девчушку.

На лицах солдат застыла гримаса удивления вперемешку со злостью. Один из них размахнулся автоматом и прикладом хотел приложить мне об голову, но неожиданно для себя промахнулся и увлекаемый вперед собственным движением рухнул мне под ноги. Тут же я поднял руку с браслетом, показывая им что я не пленник, а гость шейха, а второй рукой демонстрируя лимонку с выдранной чекой. Не знаю, что больше остудило их пыл, граната или браслет, но видимо осознав, что плата за удовольствие может оказаться слишком высокой, они, изрыгая ругательства и проклятия в мой адрес, неохотно двинулись прочь. Подождав пока они отойдут шагов на сто, я вставил чеку обратно и резким шагом, увлекая за собой девушку, свернул в грязный переулок, примыкавший к рынку.

Ее била мелкая дрожь и она судорожно глотала ртом воздух, пытаясь заплакать, но у не получалось.

Повернув ее лицом к себе, я взял ее голову в свои руки, заглянул ей в глаза и сразу понял, что она находится на грани самоубийства. Я легко прочел в них весь пережитый ужас последней недели, горечь утраты, потерю всего что было ей дорого, стыд от того что стала игрушкой для утех солдатни. Еще немного и она либо сойдет с ума, либо наложит на себя руки. Нажав ей на нужные точки на висках и неотрывно смотря ей в глаза, я мгновенно погрузил ее в транс и приказал стереть из памяти события последних дней, а затем проснуться.

Мера это временная и воспоминания все равно скоро вернуться к ней, но будут не так остры и болезненны, а потом и с ними можно поработать и обтесать их до состояния некалечущего личность. Все это длилось несколько минут. Когда ее взгляд снова осмысленным, я хорошенько рассмотрел ее лицо. На вид лет 18-19, веснушчатая, с правильными еврейскими чертами лица, небольшой нос, высокий лоб, длинные черные волосы, большие карие глаза, еще пухлая линия губ, вздернутый подбородок. Красавицей не назовешь, но симпатичной вполне.

-Как тебя зовут?

-Мария, — типичное имя для здешних мест.

-Сколько тебе лет?

-Двадцать два, — хм, выглядит моложе, подумалось мне.

-Слушай внимательно, сейчас ты пойдешь со мной, больше тебе ничего не угрожает. Английский знаешь? — Девушка кивнула.

-Хорошо, с чужими говори со мной только на нем. Да и еще, называй меня Владимир.

Браслет привел меня к зданию, находящемуся километрах в двух к северо-западу от рынка. Путь я старался выбирать проулками, избегая широких улиц, так как мы привлекали много ненужного интереса. Подойдя к входной двери, я показал стоявшему здесь солдату браслет, и он считав с него информацию, отодвинулся в сторону, давая мне пройти.

-А это еще кто? — взор его устремился на Марию

-Подарок шейха. Он кивнул.

-Проходи. Поднимайтесь на третий этаж и занимайте любую квартиру.

Мы оказались в Меа-Шеарим, в районе Иерусалима, где проживают ультраортодоксальные иудеи. Сейчас он был практически пустым. Захватив Иерусалим халифатские муллы первым делом отправили на кровавые судилища безвинных ортодоксов, отыгрываясь на них за унижения прошлой войны.

Дом пустовал. Мы поднялись на третий этаж, и я выбрал небольшую квартирку, руководствуясь крепостью ее двери.

Только сейчас я вспомнил, что ничего не ел уже неделю. Организм, разогнавший метаболизм до нормальной скорости после недельного транса, яростно требовал пищи. Да и девчонка не выглядела сытой.

-Оставайся здесь, я скоро приду, — бросил я Марии и тут же пожалел о сказанном, потому что в ее глазах появился неподдельный ужас и навернулись крупные слезы. Пришлось провозиться с ней лишних десять минут, погружая в сон.

Выйдя на улицу, я быстрым шагом пошел в сторону рынка. Там преобладала атмосфера всеобщей подавленности, но торговля все-таки жила. Торговцы, преимущественно арабы, вместо привычных криков, приветствующих покупателей, сидели молча и напряженным взглядом провожали солдат, бравших товар бесплатно.

Сунув руку в карман, я обнаружил там несколько мятых бумажек имперских рублей, которых мне хватило, чтобы закупиться каким-никаким провиантом на несколько дней.

Вернувшись, я обнаружил Марию бодрствующей и наскоро приготовив ужин и подкрепившись, я сообщил, что мне нужно отлучиться по делу и вернусь я не скоро. На этот раз известие о моем уходе было воспринято гораздо спокойнее. Экстренная психотерапия принесла свои плоды, и девушка больше не выглядела такой подавленной. Договорившись об условном сигнале, она закрыла за мной дверь, и я отправился на аудиенцию к шейху.

Место ставки шейха Абдуллы ибн Мухаммеда располагалась на площади перед мэрией, где еще недавно проходило судилище, и представляло собой одноэтажное здание, собранное из бронированных модулей общей площадью около 500 квадратных метров и было разделено на многочисленные жилые отсеки. Там располагался шейх, многочисленные слуги, рабы и прочее военное начальство.

Просканировав мой браслет, охрана провела меня по узкому коридору в просторный зал, с царившим в нем полумраком, где уже вовсю шла вечерняя трапеза. Халифатская элита, не смотря на внедрение и принятие всех достижений науки, вела свой быт в соответствии с традициями предков и я ничуть не удивился, когда при входе в зал меня окутал сладковатый запах гашиша, несущийся из кальянов, замелькали обнаженные тела танцовщиц живота, ритмично двигаясь в такт барабанным ударам. Развалившись на кошмах и подушках целый день ничего не евшие из-за поста люди, включая самого шейха, жадно поглощали разнообразные яства, услужливо подаваемые рабами.

Распорядитель зала, подбежав, тут же усадил меня на подушки вдалеке от шейха и тут же передо мной возник заполненный блюдами низенький столик.

Я начал есть, глядя на танцовщиц, но на самом деле, едва адаптировавшись к полумраку, мое внимание оказалось приковано к человеку, сидевшему по правую руку шейха. Черты его явно славянского лица показались мне знакомыми. Расстояние и музыка не позволяли моему обостренному слуху услышать их беседу, но я умел читать по губам, и то что общались они через переводчик, облегчило мне задачу.

Собеседник шейха, говорил о том, что подготовительные работы займут около двух недель, а потом дело за малым, главное это разместить маяки в определенных районах острова. Что за маяки и суть дела остались для меня непонятными.

Вдруг к шейху подошел какой-то человек и наклонившись, что-то сказал. Шейх сразу стал напряженным и движением руки, остановив музыку, объявил, что трапеза окончена и все свободны, тут же исчезнув в открывшемся за ним проеме в стене.

Моя беседа с ним сегодня не состоялась, но сейчас меня заботило совсем не это, а странный русский собеседник шейха. Воспользовавшись толчеёй у выхода из зала, я нарочно приблизился к нему и мысленно еще раз запечатлел его лицо. Он не вышел из модуля, скрывшись в одном из отсеков, отходящих от центрального коридора.

Оказавшись на улице и получив от старика распорядителя наказ приходить завтра я неспешной походкой пошел к моему временному жилищу.

Уже наступила ночь с её удушливой жарой, вызываемой хамсином, пришедшим из пустыни. Неожиданно я почувствовал, резкое учащение пульса, а затем в мозгу начались вспышки образов. Картинки возникали в сознании подобно диафильму из далекого детства. Внезапно я осознал, что знаю место из образов и оно находится неподалеку. Это был старая ремонтная мастерская, расположенная недалеко от наших казарм.

Нет сомнения, что это сигнал из центра! Я знал, что УПО способно выделять в мой организм различные медиаторы, воздействующие на различные органы, а также на передачу нервных импульсов непосредственно в коре головного мозга, но о воздействии на подсознание путем передачи образов мне еще слышать не приходилось. Воистину наука Империи развивается семимильными шагами.

Зная, что мои перемещения отслеживаются, я не стал резко менять маршрут, а продолжил путь к дому. Поднявшись, я постучал на условленный манер, дверь сразу открыла Мария.

-Я не могу заснуть, кошмары мучают, как только глаза закрою, — только и сказала она с порога.

-Ничего, я помогу, посмотри мне в глаза и расслабься, — ответил я. Закончив сеанс внушения, я перенес погруженную в гипнотический сон девушку, и сам начал медитацию с целью получения информации о собеседнике шейха. Наша память разделена на сознательную и бессознательную. В отличии от эмоционально окрашенных сознательных воспоминаний, наше подсознание как бездушный протоколист записывает каждую минуту прожитой жизни начиная с появления на свет, и умением опричника является получение доступа к этой информации. Через некоторое время, выйдя из медитации я уже имел все необходимые мне данные. Куницин Игорь – молодой и подающий большие надежды ученый геодезист, прославившийся изобретением метода разрушения земной породы за счет воздействия особого магнитного поля, результатом действия которого были гигантские провалы грунта, и при таинственных обстоятельствах пропавший без вести пару лет назад. Информация о нем и методе была засекречена, а лаборатория распущена. Пазл в моей голове сложился.

А тем временем мне нужно было спешить на поиски переданного мне центром места. Вывернув лучезапястный сустав не свойственным обычному человеческому организму образом, я сумел снять браслет и тут же одел его на тоненькое запястье спящей девушки. Браслет реагирует на пульсовую волну и подаст сигнал тревоги, не обнаружив ее.

Тенью выйдя из дома, я побежал к казармам. Опричники бегают быстро и на большие расстояния в полном снаряжении, которое весит 80 кг, что уж говорить о беге налегке. Расстояние в 5 км я преодолел минут за 10 минут, незамеченным обогнув несколько военных патрулей.

В мастерской никого не было, и она не охранялась. Просто пустое заброшенное здание. Зайдя внутрь я адаптировал глаза к темноте и начал озираться по сторонам ища какие-то знаки, которые могут указать мне место тайника. Долго искать не пришлось, на стенке одного из ящиков была выгравирована дата 09.05.1945 Ничего не значившая для иностранцев, для опричника помимо дня победы, эта дата также являлась днем окончания кадетского корпуса и выхода на службу. Проломив ударом ноги стенку ящика, я извлек оттуда металлический кейс, который открылся после скана отпечатка моего пальца.

Содержимое кейса было по истине царским: маскировочный костюм типа хамелеон, являющийся идеальным инструментом диверсанта. Недавно взятый на вооружение, ввиду повышенной секретности он выдавался на лишь отборным диверсантам на самые ответственные задания. Большинство опричников, не говоря уже о земских даже не знало о его существовании. Костюм принимал фактуру, цвет и изображение фона, делая обладателя практически невидимым с большого и малозаметным с близкого расстояния. Также он блокировал тепловое и другие типы излучения человеческого тела, делая его неопределяемым для радаров и датчиков. Центр видит, я что нахожусь на оккупированной территории, и свободно передвигаюсь по ней, и решил экипировать меня соответствующим образом.

Облачившись в костюм, я направился в ставке. Моей целью был ученый. Двигаясь абсолютно бесшумно, я благополучно миновал охрану и улучив момент вошел в открывшийся проем следом за начальником караула. Держа в голове карту помещения, я быстро нашел отсек куда удалился ученый и проследовав по нему уткнулся в еще одну автоматическую дверь, ведущую в апартаменты. Постучав, я громко сказал на английском с арабским акцентом.

-Откройте, Вас немедленно вызывает к себе шейх по срочному вопросу. Несколько секунд за дверью ничего не происходило, и я постучал повторно, повторив еще раз.

-Откройте немедленно. За дверью раздался шорох, она открылась и в проеме показалось заспанное лицо ученого.

Он не понял, что произошло, лишь почувствовал, что неведомая сила увлекает его вглубь комнаты.

-Именем Императора за измену Родине ты проговариваешься к смертной казни- были последние им услышанные слова.

Продолжение следует….

Покончив с ученым-предателем таким образом, чтобы не осталось никаких следов, и все выглядело бы вполне естественно, а именно как внезапное кровоизлияние в мозг, по- научному инсульт, (Разрыв сосуда в мозгу достигается за счет строгой последовательности коротких и точных ударов пальцами в определенные точки тела, являющимися накопителями энергии Ци в организме. За счет резкого дисбаланса Ци возникающего в них вследствие ударов критически повышается внутричерепное давление и как результат-инсульт), я собрался было уже покинуть помещение, но моим планам не суждено было сбыться. Видимо ученый обладал для шейха такой ценностью, что охраняли его по серьезному. Приоткрыв дверь, я услышал приближающиеся шаги и еле успел выскочить из комнаты чтобы прижаться к стене коридора, когда прямо на меня вышли три солдата охраны. Свет в отсеке был приглушенным, и они меня пока что не замечали, но плохой новостью было то что двое остались стоять у входа в отсек, а третий прошел мимо меня и начал стучать в комнату, зовя ученого. Не получив никакого ответа, он вышиб дверь ногой и увидев спящего, какое-то время пытался безрезультатно растормошить его. Наконец до него видимо дошло, что ученый умер или просто без сознания и он резко крикнул стоявшим у входа чтобы один их них срочно бежал за врачом, а другой за начальником охраны. Я понял, что это мой шанс уйти отсюда живым, и одновременно с солдатами я, вдоль стены невидимой тенью, направился к выходу из отсека. Они успели выйти раньше меня и дверь отсека захлопнулась прямо перед моим носом, так что мне пришлось нажимать на кнопку выхода еще раз. К моему счастью первый охранник пытался проводить с ученым реанимационные мероприятия поэтому не обратил внимание на самостоятельно отъехавшую дверь.

Также благополучно миновав еще несколько человек, которым в воцарившейся суматохе было не до вглядывания в стены, я очутился на свежем воздухе и на всех порах понесся к ремонтной мастерской. Надо было спрятать костюм, ибо слишком опасно хранить его в доме, откуда в любой момент можешь съехать или нагрянет обыск, да мало ли чего. И допустить, чтобы военная тайна Империи попала в руки врага было невозможно. Быстро скинуть костюм не получилось, так как материал из которого он сделан прилип к вспотевшей от быстрого бега коже от которой он и получал энергию, и пришлось крайне осторожно, чтобы не дай Бог, не повредить структуру, медленно отдирать его.

-Да уж не предусмотрели военспецы такой момент. Надо будет сообщить при случае.

Наконец я освободился от хамелеона и сложив его в кейс, спешно закинул в один из пустующих ящиков и завалил старыми покрышками. Если даже вдруг и найдут, то открыть все равно не смогут, так как в базу сканера внесены только отпечатки пальцев опричников, и если кейс побеспокоят или даже передвинут, не подтвердив свою личность, костюм внутри него будет уничтожен в течение 3-5 минут.

До рассвета еще оставалось несколько часов, но в мои планы не входило подставляться под удар, поэтому я направился к дому, соблюдая все меры предосторожности, которым обучал нас в кадетском корпусе старый маленький японец, оказавшийся впоследствии одним из глав клана «Крадущихся» и за немыслимые деньги отправившийся в Империю передавать новобранцам часть своего мастерства, заодно поправив финансовое состояние клана. Никогда не забуду нашего первого занятия в жанре лучших фильмов про ниндзя, когда этот маленький и ловкий старикашка легко ускользал от пятнадцати крепких парней в неплохой по нашим понятиям физической форме, и умудрялся еще раздавать болезненные удары, а четверым кадетам сломать ребра.

-Будьте тенями своих жертв и тогда если и будете замечены, то в последний момент-любил повторять он.

Солдат как назло торчал у двери в подъезд и мне пришлось битый час сидеть неподалеку, чтобы остаться незамеченным. Наконец я понял, что ждать дальше слишком рискованно, тогда улучив момент, когда он отвернется, в два гигантских прыжка подскочил к нему и нанес легкий удар по шее, который отключил его секунд на 10-15. Придя в себя он даже не поймет, что терял сознание. Этого времени мне хватило чтобы оказаться в нашей с Марией квартире. Мария спала и даже не почувствовала, когда я снял у нее с руки охранный браслет.

На секунду задержав на ней взгляд в голове мелькнула мысль, что она хороша собой, но никаких чувств или желания к ней как к женщине у меня в этот момент не возникло.

Видимо психическая связь, установленная с ней, когда я погружал ее в транс не позволяла мне воспринимать ее как женщину, скорее, как дочь.

У опричников вообще довольно сложные отношения в области чувств и с противоположенным полом. В опричники идут и женщины, и мужчины. Поначалу все было просто, для удовлетворения естественных потребностей-раз в неделю к нам в корпус привозили секс-работников обоих полов и под воздействием наркотических веществ или без оных устраивались групповые оргии или что-то подобное. О семье или отношениях тогда вообще никто не думал. Я человек еще старого воспитания и такая практика казалась мне действом довольно диким и слабо коррелирующим с идеалами Третьей Империи, которой мы все служим.

В дальнейшем ситуация развивалась следующим образом и в нескольких направлениях, что и привело к сегодняшней реальности.

Через какое-то время выяснилось, что далеко не всех опричников устраивает такая ситуация. Поскольку уровень образования и владения различными ментальными, психическими и гипнотическими техниками у опричников высок, а также и крайне высок уровень владения телом и его процессами, то эмоциональное равновесие, которое отражается на всех вышеперечисленных процессах крайне важно. То есть грубо говоря опричники такие же люди, как и все и они также нуждаются в любви. Более того, глубоко понимая всю не только химическую сущность этого процесса, он им крайне необходим для успешного развития и освоения техник.

То есть доходя до определенной стадии развития опричник прекрасно может контролировать свою половую сферу и направлять ее огромный энергетический потенциал на действительно нужные и полезные ему вещи, такие как сверхскорость, сила и выносливость, а не на обычное для человека насыщение рецепторов эндорфинами и другими гормонами удовольствий.

Он может долгое время или совсем обходиться без секса и никак не страдать от этого. Чистая механика секса и обмен жидкостями в большинстве своем опричников не интересуют. Без секса опричники могут, а вот без любви не очень. И через любовь к противоположенному полу или к семье познают любовь к Империи и свою миссию. В большинстве своем опричники высоконравственные люди.

Конечно не обошлось без методов церебрального сортинга, а именно МРТ высокого разрешения полей головного мозга, отвечающих за любовно-эмоциональную сферу. На основании этих данных опричнику еще на призывном пункте дают одну из нескольких градаций-знаков (которая наносится на тело в виде замысловатой татуировки), она определяет его любовно-эмоциональный фон и в дальнейшем обуславливает взаимодействие как с товарищами, так и с земскими и даже в конце концов способствовало созданию нового вида семьи-Опричнической.

Первая градация или опричники «Тела», это те, которые не нуждаются в эмоциональной сфере вообще, либо по минимуму, вполне удовлетворяясь частыми или нечастыми контактами с секс-работниками. Они мощные бойцы, хорошие командиры, тактики, из них, как правило, состоит среднее звено командования.

Вторая градация, опричники «Разума», наиболее часто встречающаяся градация. Этим опричникам важен аспект семьи, у них есть потребность в любви и детях, но ввиду практически полного отсутствия свободного времени и существенной разнице в мышлении и уровне подготовки по сравнению с земскими, в прошлом, создание семьи было практически невозможным, что часто приводило к депрессиям и повышенному потреблению наркотических средств. Сейчас же эта проблема решена следующим образом. Любой земский может подать заявку на создание семьи с опричником «Разума». После прохождения технодопроса на предмет искренности намерений и церебрального сортинга на предмет такой же принадлежности к градации «Разума», он или она проходит ускоренный годичный курс, где в сжатом и упрощенном формате без военной составляющей, они обучаются владением телом и сознанием, а также философии и мироощущению опричнины. После такой подготовки земский по духу становится близок опричнику. Затем опричнику подбирают пару (также на основании данных МРТ) из подготовленного земского, и они становятся мужем и женой, у них появляются совместные дети. Они не живут вместе и не ведут совместное хозяйство, но тем не менее периодически встречаются (не чаще раза в неделю и не дольше трех часов) и общаются с большим удовольствием, так как близки не только по психологическим параметрам, но и по духу.

Земский полностью посвящает себя воспитанию общих детей и ведению быта, не отвлекая на это внимание опричника, если он сам не захочет в этом участвовать. Также земский может не работать, так как полное содержание «опричнической семьи» частично идет из зарплаты опричника, а частично субсидируется казной Империи.

Третья градация — опричники «Духа», высокоинтеллектуальные и высоконравственные люди, преданные идеалам Империи, как правило входят в высший командный состав. Отличные стратеги. Таким нужна пара только из своих, из опричников, помимо чувств им нужен друг и общее дело на благо страны. С земскими, пусть даже и подготовленными, они крайне редко сходятся. Дети такой пары редко видятся с родителями, воспитываются отдельно в специальном закрытом интернате в прекрасных условиях, лучшими педагогами Империи (и за казённый счет), и в дальнейшем идут либо в опричники, либо в науку.

Четвертая или последняя градация-это опричники «Души». Это люди с мощнейшим организаторским и управленческим потенциалом, сильнейшие стратеги. Этим просто необходима постоянная эмоциональная подпитка в виде семьи, так как без нее они просто не могут выйти на свой максимальный уровень. Пары у них из опричников, либо, что реже, из земских. Они проживают совместно и совместно же воспитывают детей. Среди них почти вся верхушка гражданской администрации и нынешний император Михаил III.

Таким образом Дух, Душа, Тело и Разум объединяются в единый организм -опричнину, которая стоит на страже Империи.

Что интересно, так это то, что подбор пары посредством определения эмоционального типа личности путем исследования полей мозга на МРТ широко вошел в массы. В итоге сейчас в Империи процент разводов и семейного насилия снизился радикально, а уровень счастья населения возрос до небывалых прежде величин.

Продолжение следует…

Самая главная опасность для опричника-это переоценка своих сил и возможностей.

Да, наша физическая и ментальная подготовка позволяет нам в разы превосходить показатели среднестатистического человека, но это не означает, что мы бессмертны или являемся сверхлюдьми.

Многие из нас в начале пути жестоко поплатились за излишнюю самоуверенность и пренебрежение к врагу.

Дошло до того, что сама система подготовки опричников в кадетских училищах была скорректирована с учетом этих факторов.

И меня не обошла стороной сия участь, о чем мне постоянно напоминают, титановые кости предплечья и пластина в моем черепе.

Третий год моего обучения в кадетском корпусе ознаменовался прохождением испытания по овладению и управлению психическими и соматическими процессами своего тела.

Суть испытания состояла в 40-дневном пребывании кадета в изолированном месте, где он пребывает в долговременной медитации, именно в состоянии медитации, а не в анабиотическом трансе. Периоды медитации прерываются короткими периодами сна и приема сверхконцентрированной пищи, которая позволяет из минимального объема получить максимум питательных веществ и свести к минимуму естественные выделения тела.

Как правило место выбирается в горной местности, труднодоступное для зверей и лучше всего для этого подходят пещеры или даже целые лабиринты пещер. Кадет оказывается в полной темноте, и тишине, и лишь после этого полностью или частично обнажается и приступает к комплексу упражнений.

На двадцатый день к кадету приходит его наставник и контролирует или корректирует его психофизиологические показатели. На тридцатый день наставник обязан находиться рядом, так как наступает самый сложный и ответственный этап. В периоды пробуждения с кадетом ведутся определенные беседы, призванные разграничить в его сознании реальность и ментальные галлюцинации, а также наставник может понять, что например резервы кадета истощены и прервать испытание. Самое главное -это не дать кадету пройти точку невозврата, после прохождения которой, в нормальное состояние человек уже не вернется. Этот феномен активно изучается нашей наукой, но на самом деле, веселого здесь мало, когда боевой товарищ после испытания возвращается деревенским дурачком или просто погибает.

Ученые изучили, что в результате этого процесса альфа-ритмы работы головного мозга сменяются на гамма-ритм, и так и остаются в этом состоянии. Хотя есть и один плюс у этого всего, как бы ни было жестоко об этом говорить. Доведя себя путем сложнейших медитаций до полного истощения, человек доходит до самых глубин подсознания, и открываются такие возможности, о которых написано только в эзотерической литературе сомнительного качества. Но факт остается фактом. Сам владелец такого умения от его наличия ничего не выигрывает, а вот окружающие, напротив. У некоторых открываются мощнейшие способности ясновидения, кто-то начинает чувствовать тектонические изменения земной коры и может предсказывать извержения вулканов и землетрясения за недели до катастрофы. У кого-то открывается дар стратега и тактика. Бывает, подводят такого «дурачка» к карте боевых действий, а он мельком взглянув на нее и, дурачась как пятиклассник у доски, вдруг опишет максимально удачную расстановку войск, намного превзойдя расчеты компьютера и спасет несколько тысяч жизней боевых товарищей. Кто-то может без технодопроса определить врет человек или нет. Женщины могут выводить людей из комы и в разы ускорят регенерацию тканей при ранении.

Естественно, что вся информация о таких опричниках строго засекречена, живут они только на территории кадетских училищ, с внешним миром связи у них нет. Родственникам сообщается о героической гибели опричника и назначается пожизненная пенсия.

Сейчас такие случаи, то есть прохождение точки невозврата, исключены, установлен жесткий контроль и УПО сообщается в центр о недопустимых перегрузках и предотвращает их, но при зарождении и становлении опричнины такие случаи, к сожалению имели место. И до сих пор выжившие, но потерявшие разум опричники продолжают служить на благо Отчизны, даже не понимая этого.

Шел 25 день моей медитации. К этому моменту я отключил восприимчивость тела к боли и к температурному воздействию и, закончив упражнение, я решил сделать небольшой перерыв, чтобы принять пищу и освободиться от навязчивых галлюцинаций, возникающих от того, что мозг лишившись информации от внешней среды всю свою активность направил во внутрь самого себя.

Аккуратно протиснувшись, чтобы не причинить себе увечий, в узкий лаз, который вел к выходу из пещеры, я, вытянувшись стрункой, как гусеница преодолел расстояние в 3 метра и очутился снаружи. Была летняя ночь, но я ничего не мог ощутить и лишь наслаждался прекрасным звездным небом.

Внезапно, позади себя я услышал какой-то шорох и резко обернувшись увидел в метрах 30 довольно крупного медведя. Он еще не увидел меня, но уже почувствовал мой запах, и все что мне нужно было сделать это быстро нырнуть в лаз и оказаться в своей пещере в полной безопасности. Но мне было лень это делать, никакого страха я не испытывал, и к тому же мы учились взаимодействовать на диких животных гипнотическими методами и у меня были в этом определенные успехи.

Я развернулся к медведю лицом, дал ему себя увидеть. Наши взгляды пересеклись, и я начал воздействие. В этот момент неожиданно раздался треск сучьев и перед медведем выскочил маленький медвежонок и, не видя меня, побежал в моем направлении. Дальнейшие события заняли несколько секунд, но в моей памяти они занимают часы. Не медведь, а как оказалось, медведица, зарычав, бросилась на меня с какой-то бешеной скоростью.

Я попытался подпрыгнуть, чтобы пропустить ее под собой, но в текущем состоянии я, как оказалось, не мог управлять своим телом так же эффективно, как обычно.

Я все таки прыгнул головой вперед и делая кувырок в воздухе нелепо выкинул в сторону правую руку, на предплечье которой тут же сомкнулась огромная пасть, и я отчётливо услышал хруст ломающихся костей. Повиснув у нее на шее, я, свободной левой рукой, обхватив ее голову изо всех сил ткнул пальцем в глаз. От болевого шока медведица разжала челюсти и ударом левом лапы отбросила меня на камни. Я отключился.

Я пришел в сознание через несколько секунд. Медведицы с медвежонком уже не было, лишь вдалеке слышался жалобный вой.

Мои глаза заливало кровью, боли я не чувствовал и это единственное что меня спасало. Правая рука представляла собой жалкое зрелище: из разорванного клыками предплечья торчали отломки костей, обильно лилась кровь. Здоровой рукой я пощупал голову и худшие опасения подтвердились, в районе теменной области было липко и мягко.

Перед тем как я отключился я все-таки смог достать из кармана брюк ракетницу и совершить выстрел….

Дата первого опубликования:
+3
1156

5 комментариев

Я не шибко в жанрах понимаю, но мне кажется это не роман, а записки к неоконченной повести, скажем так. К «повести о настоящем опричнике». Шучу.)))
Если же кроме шуток.
Нешуточный наработан объём всяких чудесных прибамбасов у супергероя, причём довольно свежих, ещё ни фантастикой, ни «фентезями» не «заигранных», не «затёртых».
Это и составляет основную когнитивную ценность этих записок.
Но, на мой вкус, разумеется, чтобы им дать «заиграть» в полную силу, чтоб огранить эти алмазы, вокруг них надо бы поднамотать ещё пару линий самого простенького, банального сюжетного гарнира (типа любовь-морковь, жесть-месть, кровь-свекровь), тогда и объём произведения нормально распухнет, в нём появится необходимый связующий соус диалогов, эмоций и прочего антуража и фоновых персонажей, при которых раскрывать секреты чудесных прибамбасов или суперспособности ГГ будет не он лично, а кто-то снаружи, как бы со стороны. Например, в регулярных диалогах о ГГ каких-то посторонних в формате (дурачок-старичок) или вставками «к размышлению» типа закадрового Ефима Копеляна (из экранизации «17 мгновений весны»), или вставками реальных фронтовых депеш и сводок (создающих внешнюю атмосферу) в начале глав в «Моменте истины» Богомолова.
То есть, желательно не сразу бы подробно расшифровывать чудесные «фишки», а отдельными мазками и как бы между делом, оставляя полные разгадки тайн чудес на «потом».
Ибо обязательно надо потомить читателя тайной, иначе ему скучно будет.
Ну вот, как Стругацкие, например, мастерски обыгрывали в «пикнике» свои чудесные прибамбасы типа «пустышек» или «жгучего пуха», нагнетая той или иной висячей тайной постоянное сюжетное напряжение. И между делом, отрывочно, пунктирно, по чайной ложечке, скармливая читателю по ходу основного, довольно банального действия, какие-то чудесные странности «хабара», который встречался героям «пикника» (либо реально, либо в диалогах) по ходу их движения к месту исполнения желаний.
Причём какие-то чудеса-прибамбасы Стругацкие так и не раскрыли полностью с физической точки зрения, так и оставили висячими, что вовсе не повредило «читабельности».
Подытоживая.
Материал «чуда» собран очень качественный. Но для того, чтобы из этого сыроватого материала вышла крепкая классическая фантастика, в коктейль бы надо, согласно известной формуле, подмешать ещё такие ингредиенты, как «тайна» и «достоверность».
Но что самое интересное.
Как раз на этом, сыром этапе, можно и литературное произведение доводить до товарной кондиции (наращивая сюжетные кости и «мясо»), так и сразу же, параллельно, начать клепать сценарий для фильма/спектакля по мотивам книги.
А это ведь будут – ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ тексты.
Сценарий – куда более жестокое испытание, другие изобразительные средства, иная динамика и образный ряд, масса ограничений особенностями экранного жанра.
И возможно, что работа над сценарием сможет и книгу «подталкивать», насыщать какими-то внеплановыми наворотами, а потом – и на сценарии отражаться… В-общем, такой полезный может быть «тяни-толкай». На книге какой-то затык – переключаешься на сценарий со свежей головой, а потом, по ходу, появляются решения и для книги… )))
Ведь традиционная очередность – сначала книга, потом сценарий по ней – это не есть какой-то неукоснительный закон. Бывают просто сценарии без книг, и книг не экранизированных – вагон.
Так что – могу только пожелать дальнейших творческих озарений и прочих инсайтов – научный и литературный задел для этого уже сделан очень хороший, есть зерно, достаточное и для «проращивания» в полноценную крепкую книгу, и для сценария не банального фантастического фильма (а может, и сериала – типа «Терра Нова»).
Удачи!
00:35
+1
Михаил, Спасибо! Прежде всего хотел бы поблагодарить за конструктивный разбор моих трудов. Это первый опыт написания книги-повести-романа, поэтому обратная связь, именно вот на таком сыром материале, очень важна, так как становится понятным направление дальнейшего движения. В том что, книга (пока еще действительно не определено роман, повесть или что-то другое) пишется по мотивам Третьей Империи с одной стороны дает неоспоримые плюсы в виде мощной документальной предыстории и фактологической базы, а с другой обязывает держать марку и избегать полного ухода в мир фантастики, где придумать что бы то ни было гораздо легче.
Идея со сценарием для будущего фильма мне очень импонирует и я планирую им заняться. Да, это совсем другой жанр, но благодаря Третьей Империи, вселенная или мир фильма уже по сути готовы и описаны Михаилом Зиновьевичем до мелочей, а это немаловажный фактор. Так что работа будет продолжаться, и я всегда открыт к конструктивному обсуждению по мере выхода новых глав.
Комментарий удален
16:02
Благодарю за ценные замечания) Обязательно учту их в дальнейшей работе над книгой и сценарием! Согласен, что наличие всех побеждающего супер героя характерно для комиксов и особого интереса у думающей аудитории вызвать не может.
Идея со сценарием для будущего фильма мне очень импонирует и я планирую им заняться. Да, это совсем другой жанр
Евгений, вот ещё что по части структуры сериала в голову пришло. Допустим, одна серия — один условно «подвиг», в котором по ходу и раскрывается НЕОЖИДАННО, как «сюрприз» какая-то одна «фишка» ГГ.
А фундамент, наработанный в книге Юрьева — это фон начальной заброски на задание и выхода из него после выполнения, который можно изображать вообще без пояснений — их можно заместить чисто визуальным антуражем и диалогами, которые легко воссоздатся, так как МЗ очень детально прописал всё для этого необходимое. Тут бы не слабо и какого-то художника, что ли, привлечь. Тогда получится как раз наложение нескольких линий. Одна — чистый «экшн», чётко пошинкованная на серии, а другая — повествовательная, будет растянута на весь сериал и постепенно освещать сам имперский социум.
Ну вот, пока всё.
Успехов!